ПЕРВОЕ ПОСЛЕВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ. ИТОГИ

Послевоенное десятилетие определило новую расстановку сил на мировой арене. Мир стал двухполюсным. Наличие двух мощных лагерей — гак называемого «западного» и так называемого «социалистического» — центральные структуры которых в лице США и СССР обладали запасами оружия массового уничтожения, определяло нестабильность в мире на протяжении долгих лет. Раздел Европы на Западную и Восточную обеспечил фактическое перенесение передовых границ СССР на территорию расколотой Германии. Такая
ситуация могла существовать сколь угодно долго лишь при уверенности в полной надежности как восточноевропейских союзников, так и Китая на восточных рубежах России. Эту надежность попытались подкрепить перенесением опыта тоталитарных политических структур на территории союзников.
Такая ситуация вынуждала тратить силы и средства на только для внутрироссийских целей, но и для поддержания лояльных режимов у соседей.
Политическая конфронтация Запада и Востока не позволила в ходе восстановительного процесса организовать массовые закупки западной техники для СССР, как это было в конце 20-х и в 30-е годы. Экономика страны продолжала носить мобилизационный характер с высокой степенью централизации. Ее направленность по-прежнему была военно-технической. Финансовые реформы конца 40-х гг. не имели рыночных целей. Добившись немалых успехов в военно-технической сфере, мобилизационная экономика не сумела сделать этого же в сфере массового потребления.
Идеология политического режима в эти годы причудливо сочетала в себе как привычные аспекты коммунистической доктрины, так и приспособленные к новым условиям «холодной войны» патриотические ценности, все более приобретавшие шовинистические черты. Режим колебался между стремлением к внутренней замкнутости и намерениями распространить коммунистическую доктрину еще дальше — в Западную Европу. Вторую тенденцию подпитывали мощные левые настроения в Западной Европе.
Смерть Сталина означала, по сути, конец тоталитаризма в чистом виде, ибо одной из главных составляющих его является наличие сверхавторитетного вождя — харизматического лидера. Никто из преемников Сталина не может быть отнесен к данной категории. Кроме того, новое поколение партийно-коммунистического аппарата не желало повторения «больших чисток», опасаясь за собственные жизни. Все это созлавало воз-
можности для смягчения репрессивности в постсталинской стране, ибо, желая подспудно освободить себя от страха перед репрессиями, аппарат уже не решался применить репрессии к массам людей. Кроме того, «профессионализация» кадров выявила такие группы, как военные и научно-технические специалисты, в которых режим нуждался больше, чем когда-либо, и не смел применять по отношению к ним насилие.
В отсутствие каких-либо устоявшихся законных способов передачи власти уменьшение репрессивности режима парадоксальным образом осуществлялось путем серии «дворцовых переворотов», заговоров, борьбы узких группировок. Народ от этих процессов был полностью отключен. 

Добавить комментарий