ВТОРАЯ МИРОВАЯ-ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ. ВОЙНА

Страна в конце 30-х гг. К концу 30-х гг. Советский Союз занимал особое место в неустойчивом мировом порядке. Руководство страны провозгласило, что социалистическое общество в СССР в основном построено. Считалось, что 10—15 лет будет достаточно, чтобы догнать и перегнать развитые капиталистические страны по размерам промышленного производства на душу населения. Существующий колхозный строй провозглашался незыблемой основой жизни крестьянства.
Ежедневные воспевания побед соседствовали с, казалось бы, резкой критикой нераспорядительности, безответственности хозяйственных работников, непримиримым обличением лодырей, прогульщиков, бракоделов, нарушителей дисциплины. С одной стороны, в 1938 г. устанавливается высшая степень трудового отличия — звание Героя Социалистического Труда, с другой — в том же 1938 г. администрация предприятий получила право увольнения работников за опоздание на 20 минут. Но этого оказалось недостаточно, и в 1940 г. за самовольный уход с предприятия и прогул без уважительной причины устанавливается уголовная ответственность, а выпуск недоброкачественной продукции был приравнен к вредительству. В 1939 г. у колхозников была отрезана значительная доля их приусадебных участков, а невыработка минимума трудодней влекла исключение из колхоза и очень часто уголовное преследование. ГУЛАГ, который начал приобретать черты огромного, хорошо отлаженного хозяйства, использовавшего фактически подневольный труд, пополнялся сотнями тысяч почти бесплатных работников из числа рядовых советских людей. Вся страна гордилась великими стройками, такими, как каналы Москва — Волга и Беломоро-Балтийскяй, но мало кто знал, чьим трудом они созданы.
Официальным обоснованием подобных мероприятий являлось повышение требований к трудящимся в связи с обострением международного положения. Стране все больше требовалось металла, угля, нефти, цемента. Но попытки, сочетая энтузиазм и устрашение, увеличить выпуск продукции оказались малоутешительными. Задания первых лет третьей пятилетки, начавшейся в 1938 г., промышленность не выполнила, а в 1940 г. она работала хуже, чем в предыдущие.
Глубоко противоречивым было социально-психологическое состояние общества. В нем сочетались вера в лучшее будущее и страх перед неизвестностью причин, порождавших аресты, террор, пропажу тысяч людей.
Многочисленные книги и кинофильмы, описывавшие мощь и непобедимость Красной Армии, рекламировали неизбежность победы в будущей войне «малой кровью на чужой территории». Пропаганда «легкой» победы действовала демобилизующе. Даже простое сомнение в готовности страны к войне было равносильно самоубийству. А война подступала все ближе и ближе…
Советское руководство, сделав верный вывод об образовании двух очагов войны — нацистской Германии и милитаристской Японии, мучительно старалось решить проблему: с какой стороны опасность представляется более грозной — с запада или с востока? У буржуазных демократий — Великобритании и Франции — вызывали большое недоверие внутренние процессы в СССР: суды над «оппозиционерами», репрессии против командных кадров Красной Армии. Их оценки военного потенциала нашей страны как возможного союзника не были высокими. К тому же они в 1938 г.— первой половине 1939 г. не прекращали официальных и неофициальных контактов с гитлеровской Германией, делая ей важные уступки. Переговоры же Великобритании и Франции с СССР по вопросу о заключении военной конвенции против германской агрес-
сии будущие союзники вели крайне вяло, всячески их затягивая.
Но и политика советской дипломатии не отличалась ясностью и последовательностью. Она заключалась в том, чтобы попытаться лавировать, играть на противоречиях между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией — с другой, а при случае нейтрализовать японскую угрозу, оставаясь в стороне от втягивания в вероятные военные действия.
11 августа 1939 г. начались переговоры советской, британской и французской военных миссий по вопросу об отпоре агрессии в Европе. Обширная британская и французская документация мая — августа 1939 г. показывает, что кабинет Чембер-лена находил партнерство с СССР нежелательным, а военное сотрудничество — невозможным. 12 августа германское правительство было извещено, что СССР готов обсудить с Германией новый характер отношений. Это заявление было ответом на германское предложение, сделанное еще в начале августа.
Еще несколько дней велись одновременно переговоры как с Англией и Францией, так и с Германией. 20 августа Гитлер направляет послание Сталину, в котором дает понять, что согласен на далеко идущие требования Сталина. Переговоры с Англией и Францией прерываются. И 23 августа министры иностранных дел Германии и СССР — Риббентроп и Молотов — подписывают пакт о ненападении сроком на 10 лет.
Договор имел секретный дополнительный протокол, в котором речь шла о судьбе Польского государства. Нечистоплотная политическая игра, в которой каждая из трех сторон пыталась добыть безопасность за счет других, привела к тому, что проиграли народы всех стран. События развивались по нарастающей. 1 сентября Германия начинает агрессию против Польши. 3 сентября Англия и Франция объявляют войну Германии. Мужественное сопротивление польской армии не смогло противостоять отлаженной, высокотехничной армии гитлеровского рейха. Советские газеты сообщали о продвижении немецких войск по Польше в благожелатель-
ном для Германии тоне, одновременно подчеркивая факты слабости польской армии. 17 сентября 1939 г. части Красной Армии вступили в Западную Украину и Западную Белоруссию, а вскоре было оформлено присоединение этих территорий к СССР.
В эти же недели на территории Монголии, в районе реки Халхин-Гол, шли ожесточенные бои советско-монгольской группировки войск с японскими частями. Япония, бывшая союзницей Германии по «антикоминтерновскому пакту», была шокирована заключением советско-германского пакта о ненападении. Ее надежды на то, что военные действия против СССР на востоке будут дополнены военными действиями с запада, оказались тщетными, да и наступление советских и монгольских частей оказалось успешным. Агрессивные планы Японии были сорваны.
28 сентября 1939 г. был заключен советско-германский договор о дружбе и границе, который также сопровождался секретными протоколами. Казалось, что отношения между двумя странами, принявшими участие в разделе территорий Польского государства в его состоянии на 1 октября 1939 г., будут стабильными. Отвечая в декабре того же года на поздравительную телеграмму Гитлера к 60-летию, Сталин писал: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной».
С конца ноября 1939 г. начинается советско-финская война. Первоначально сталинская дипломатия в надежде, что Финляндия не сможет отказаться от ее включения в сферу влияния великого соседа, стремилась отодвинуть границу от Ленинграда, которая проходила в 32 км от города, путем дипломатических маневров. Финскому правительству было предложено обменять территорию на Карельском перешейке на большую, но неосвоенную территорию, а также передать в аренду финский полуостров Ханко и порт Петсамо. Переговоры начались, во вскоре были прерваны. Финнам был предъявлен ультиматум, который они не приняли.
Красная Армия натолкнулась на ожесточенное сопротивление финских войск, укрепившихся на так называемой «линии Маннергейма». Лобовые
удары не дали результатов. Красная Армия несла потери убитыми, ранеными, пленными, обмороженными. Потери финнов были значительно меньше (60 тыс. по сравнению с 500 тыс. Красной Армии). Только в начале февраля 1940 г., сконцентрировав значительные силы, командование Красной Армии смогло прорвать фронт и выйти на оперативный простор. Финляндия согласилась на перемирие, приняв условия Советского Союза. Как государство-агрессор СССР наряду с Германией, Италией, Японией был исключен из Лиги Наций. Англия, Франция, США готовили помощь Финляндии. В этих условиях Сталин не решился идти на Хельсинки. «Зимняя война» обнажила недостатки в подготовке Красной Армии. В конечном счете была установлена новая советско-финская граница, в основном повторявшая ту, которая существовала до 1809 г., т. е. до присоединения Финляндии к Российской империи.
Летом 1940 г. произошло новое изменение границ Советского Союза. В июне 1940 г. советское правительство предъявило Румынии требование передать СССР Бессарабию и Северную Буковину. Румыния выполнила требование СССР. В августе 1940 г. после присоединения Бессарабии, было провозглашено создание Молдавской ССР, а Северная Буковина вошла в состав Украины.
В июне — июле 1940 г. в независимых Прибалтийских государствах — Эстонии, Латвии, Литве — шли сложные внутренние процессы. В этих государствах в соответствии с договорами, заключенными с правительством СССР еще в сентябре — октябре 1939 г., находились гарнизоны Красной Армии. Активно действовали как крайне правые силы, так и противостоящие им силы левых, возглавляемые коммунистами. Правительства этих государств оказались перед выбором между неизбежным вовлечением в сферу влияния гитлеровской Германии или соглашением со сталинским режимом. Выбор второго варианта был вынужденным, в значительной степени определенным наличием советско-германских секретных протоколов. Еще в июне 1940 г. под предлогом защиты от развернувшейся антисоветской деятельности в Прибалтийские государства бы-
ли введены дополнительные войска, туда были посланы наиболее близкие к Сталину деятели. Под их контролем были сформированы новые правительства и в июне — июле проведены выборы. Новые законодательные органы, где большинство принадлежало коммунистам, провозгласили 21 июля 1940 г. во всех трех республиках советскую власть. Через две недели все они были приняты в состав СССР.
А между тем Гитлер уже заканчивал подготовку к нападению на СССР.
Подготовка сторон к войне. К непосредственной подготовке нападения на Советский Союз германское командование приступило в конце июля
1940 г. Конечную цель агрессии Гитлер определил следующим образом: «Уничтожить жизненную силу России. Не должно остаться никаких политических образований, способных к возрождению».
Для достижения целей намечалось нанести мощный удар по основным силам Красной Армии, сосредоточенным в западных районах страны, уничтожить их и, стремительно продвигаясь в глубь Советского Союза, занять в короткие сроки его важнейшие политические и экономические центры.
Еще до развязывания войны в Европе Германия обладала высокоразвитой промышленностью. А полностью подчинив экономику захваченных стран и поставив под контроль экономику своих европейских союзников, Германия значительно увеличила свой военно-экономический потенциал. Были накоплены большие запасы меди, цинка, свинца, нефти. Резко увеличилось производство вооружений различной боевой техники. Укрепились вооруженные силы, общая численность которых к июню
1941 г. составляла 7 254 000 человек. Причем ставка делалась не на количественное, а на качественное превосходство. Немецкие дивизии, полностью укомплектованные и оснащенные современным вооружением, получили опыт боев в Европе. Офицерский корпус вермахта, воспитанный на вековых традициях, отличался хорошей профессиональной подготовкой. Германский солдат был дисциплинирован, упорен в выполнении поставленных боевых задач. Личный состав армии подвергался мощной пропагандистской обработке. Немцам постоянно внушалась мысль, что они «высшая раса», которой «сам бог повелел господствовать» над другими народами. Восхвалялись «непревзойденное могущество» германских вооруженных сил и их «непобедимость».
Был ли готов Советский Союз к отражению агрессии?
Богатейшие запасы полезных ископаемых, созданная величайшими усилиями народа материальная база тяжелой промышленности, неприхотливое и трудолюбивое население, патриотически настроенная молодежь, упорно овладевавшая научно-техническими знаниями, жесточайшая централизация в политике и экономике, внедрение в умы миллионов людей представлений о стране как об осажденной крепости — все это сделало указанную задачу выполнимой в короткий срок.
В предвоенные пятилетки вводились в строй все новые и новые промышленные предприятия, причем значительная их часть на востоке страны. Это позволило в годы войны развернуть здесь большое военное производство. Резко возросли ассигнования на военные нужды.
Быстрыми темпами развивалось производство танков, самолетов, кораблей, боеприпасов. Начался массовый выпуск новых типов боевых скоростных истребителей и бомбардировщиков, тяжелых и средних танков, завершилось конструирование первых образцов реактивных установок. Отечественное судостроение было переориентировано на выпуск легких надводных кораблей и подводных лодок. Немалая часть военной техники создавалась в закрытых, полутюремного типа конструкторских бюро, именовавшихся в просторечье «шарашками». Лишенные свободы, но «одаренные» сносной едой специалисты высокого класса должны были в кратчайшие сроки создавать образцы новых вооружений. Малейшие подозрения, часто необоснованные, в задержке работ карались отправкой в лагеря, преданием суду «особых совещаний».
Начало второй мировой войны привело к необходимости проведения ряда крупных мероприятий по укреплению вооруженных сил страны. Был осуществлен переход от территориальной к кадровой
системе комплектования Красной Армии, и к июню 1941 г. численность Красной Армии составила более 5 млн человек.
Однако существенной слабостью Красной Армии была низкая профессиональная подготовка кадров командиров. К началу войны только 7% командиров вооруженных сил имели высшее военное образование, а 37% не прошли даже полного курса в средних военно-учебных заведениях.
Начальник германского генштаба Гальдер записал в мае 1941 г. в своем дневнике: «Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты».
Массовые репрессии командного состава породили и другие негативные явления: с одной стороны — излишнюю робость у части оставшихся командиров, а с другой — излишнее рвение, стремление решить задачу любыми средствами. Немалый вред нанесло усиление роли НКВД в жизни и судьбе любого советского воина — от красноармейца до маршала. Работники НКВД, подчас нарушая и без того незаконные инструкции, подменяли командиров и политорганы, присваивая себе права всемогущих контролеров.
Война с Финляндией обнажила слабость Красной Армии.
Военная доктрина, которой руководствовалось командование Красной Армии, носила ярко выраженный наступательный характер. Главным был лозунг: «Разгромить врага малой кровью на его территории». Любые высказывания о возможности длительных оборонительных действий квалифицировались как действия врагов народа.
Советская военная разведка, зарубежные антифашисты, помогавшие нашей стране, настойчиво предупреждали о наступающей угрозе. Разведке удалось установить основные направления предполагаемых наступлений немецко-фашистских армий. Однако информация разведчиков квалифицировалась как дезинформация.
Несмотря на то что Германия резко сократила выполнение обязательств перед СССР по торговым
соглашениям, из СССР в Германию продолжали идти эшелоны и пароходы с хлебом, сталью, рудами, в том числе с марганцем (которого у Германии не было, а он требовался для военных нужд). Через советскую территорию вне очереди пропускали вагоны с каучуком, закупленным Германией в Индонезии. Одновременно с этим запрещалась всякая антинацистская пропаганда. Г. К. Жуков вспоминал: «Конечно, надо реально себе представить, что значило тогда идти наперекор Сталину в оценке общеполитической обстановки. У всех на памяти были недавно минувшие годы; и заявить вслух, что Сталин не прав, что он ошибается, попросту говоря, могло означать то, что, еще не выйдя из здания, ты уже поедешь пить кофе к Берии». («Пить кофе у Берии» означало арест, пытки, смерть.)
До сих пор нет убедительных объяснений поведения Сталина в последние дни перед войной. Одни ученые считают, что он якобы стремился оттянуть военное столкновение и поэтому не давал согласия на приведение войск в боевую готовность. Другие полагают, что Сталин был убежден, что Гитлер не пойдет на открытие Восточного фронта, не завершив войны на западе. Он ошибочно исключал готовность Гитлера пойти на риск. Третьи считают, что поведение Сталина объясняется его попытками сорвать возможность образования против СССР единого военного союза всех капиталистических стран. Главная причина кроется в системе власти, поставившей великую страну в зависимость от воли одного человека и его тоталитарного по духу окружения. Но так или иначе, неправильно оценив ситуацию, Сталин оказался в плену ошибки, которая дорого стоила Красной Армии и нашему народу.
Нападение Германии. Гитлер и его военное руководство не сомневалось в быстрой победе. В первой половине 1941 г. на Западном фронте никаких боевых действий фактически уже не велось, и гитлеровское командование получило возможность сосредоточить против СССР большую часть своих сил, вооружения и боевой техники. Германское командование разработало стратегический план нападения на СССР под кодовым названием «Барбаросса»,
предусматривающий наступление по трем главным направлениям: Ленинград, Москва, Киев.
22 июня на рассвете фашистская авиация начала бомбардировку городов и населенных пунктов нашей страны, затем открыла огонь артиллерия. Враг стремился уничтожить штабы, узлы связи, железнодорожные коммуникации, мосты. В войну против СССР также вступили Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия.
Первыми встретили агрессора пограничники. История сохранила память об их мужестве, стойкости и самоотверженности. Героизм воинов и неразбериха первых дней войны сплелись в одно неразрывное целое.
Вот как вспоминал о первых днях войны один из участников боев: «Нападение врага застало нас непростительно врасплох. Командиры в отпусках. Оружие в глубокой консервации на складах. Техника разобрана. Баки самолетов на промывке… Враг был вооружен до зубов. Немцы с автоматами, а мы зачастую с учебными винтовками, и то одна на двоих… В отчаянье негодовали: «Где командование? Ку- да оно смотрит!..» Стиснув зубы, с болью в сердце мы отходили, отступали, теряли своих друзей, приносили многочисленные жертвы…» Первые часы войны показали, что люди были готовы, не щадя жизни, биться за свободу Отечества.
Вместе с тем высшее руководство не имело ясного представления о масштабах вторжения. Связь была нарушена. Генеральный штаб не получал достоверной информации о положении на фронтах. Вечером 22 июня 1941 г. им была отдана директива с требованием перейти в решительное контрнаступление с целью перенести военные действия на территорию противника и разгромить его там.
А в это время германские войска достигли успехов на центральном направлении. В результате их стремительного наступления значительная часть наших войск была окружена сперва в районе Белостока, а затем и под Минском.
Маршал К. К. Рокоссовский так вспоминает эти тяжелые дни: «Нанесенный врагом неожиданный удар огромными силами и его стремительное продвижение в глубь территории на некоторое время
ошеломили наши не подготовленные к этому войска. Они подверглись шоку…
Наблюдались случаи, когда даже целые части, попавшие под внезапный фланговый удар небольшой группы вражеских танков и авиации, подвергались панике… Боязнь окружения и страх перед воображаемыми парашютными десантами противника в течение длительного времени были настоящим бичом,
Беспорядочное движение мчавшихся поодиночке и группами машин больше напоминало паническое бегство, чем организованную эвакуацию».
Не менее стремительно развивалось вражеское наступление в Прибалтике, более замедленно — на юге.
Руководство боевыми действиями вначале осуществлял Главный военный совет, а 23 июня Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР была создана Ставка Главного Командования. В этот же день, 23 июня, в стране объявлялась мобилизация военнообязанных 1905—1918 гг. рождения почти всех военных округов. Вводилось военное положение в европейской части страны. Здесь все функции органов государственной власти в отношении обороны, сохранения общественного порядка и обеспечения государственной безопасности переходили к военным властям.
Переход к стратегической обороне. Оценив крайне трудную обстановку на фронте, Ставка Главного Командования вынуждена была принять решение изменить способ вооруженной борьбы — перейти к стратегической обороне. Но сплошной фронт обороны Красной Армии отсутствовал, противник владел инициативой и упреждал удары советских войск. Красная Армия продолжала отступление, неся большие потери в людях и технике. С оставленной территории не удалось вывезти мобилизационные запасы воинского снаряжения и боеприпасов.
За первые три недели военных действий армия агрессора продвинулась в глубь страны на 350— 600 км. Темп наступления противника составлял около 30 км в сутки. Из 170 дивизий Красной Армии, имевшихся к началу войны на западной границе, полностью вышли из строя 28, а 70 потеряли до половины людей и боевой техники.
10 июля Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования. Председателем ее стал Сталин. Но за время войны Ставка в полном составе ни разу не собиралась. Сталин приглашал к себе лишь тех ее членов, которые ему были нужны.
Положение на фронтах становилось с каждым днем все тревожнее. На северо-западном направлении агрессор 8 сентября блокировал Ленинград. Началась героическая борьба города в условиях блокады.
На центральном направлении развернулось ожесточенное оборонительное сражение за Смоленск. Разгромить противника, как планировала Ставка, в Смоленском сражении не удалось, но его ударные группировки были сильно измотаны.
Не менее напряженная борьба велась на других направлениях. Трагической оказалась оборона Киева. Когда стало ясно, что Киев обречен, Г. К. Жуков предложил отвести войска с правого берега Днепра и оставить город. Это вызвало резкую реакцию Сталина. Киев отстоять не удалось…
Уничтожение киевской группировки Краской Армии значительно ухудшило положение наших войск на всех других участках фронта.
Одновременно со сражением под Киевом разгорелись бои за Одессу, которую штурмовала 4-я румынская армия. Все попытки взять город с ходу успехов не имели. Однако к концу сентября положение на юге осложнилось, и части, оборонявшие город, оставили его.
Поражения были горькими, наши войска несли большие потери. Но оказываемое ими сопротивление вынуждало агрессоров признать, что характер войны на территории СССР иной, чем на западе. Начальник германского генштаба Ф. Гальдер через неделю после начала военных действий записал в дневнике: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов: теперь это уже недопустимо».
Уже .в ходе военных действий сталинский режим попытался переложить ответственность за пора-
жения на некоторых военных руководителей. Так, был казнен командующий Белорусским воен-ным округом, преобразованным в Западный фронт, Д. Г. Павлов.
Жизнь меняется. Война потребовала коренных изменений во всем укладе жизни страны. В высшем эшелоне власти наблюдалась определенная растерянность, лишь 29 июня от имени Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) была направлена директива партийным и советским организациям ряда прифронтовых областей, в которой указывалось, что война резко изменила положение, наша Родина оказалась в величайшей опасности, что необходимо быстро и решительно перестроить всю работу на военный лад. Но при быстром продвижении вражеских войск директива не могла быть полностью реализована в силу того, что в проведении военно-мобилизационных мероприятий накануне войны не было серьезной подготовки.
Образовывается Государственный Комитет Обороны (ГКО). В его руках сосредоточивалась вся полнота государственной, военной и партийной власти. Как чрезвычайный орган, осуществлявший стратегическое руководство Советскими Вооруженными Силами, была создана Ставка Верховного Главнокомандования под председательством Сталина. 8 августа Сталин принял должность Верховного Главнокомандующего всех войск Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота. Фактически в его руках сосредоточилось принятие всех важнейших военно-политических решений, которые оформлялись как приказы Ставки ВГК или решения Политбюро ЦК ВКП(б). Очередная попытка Сталина замкнуть на себе решение не только крупных, но и множества мелких вопросов сковывала инициативу многих руководителей. Только 3 июля 1941 г. Сталин решился обратиться к народу. В своем выступлении по радио ему пришлось сказать правду — враг глубоко вторгся на территорию страны. Выступление Сталина привело к тому, что десятки миллионов граждан страны осознали остроту ситуации. Их патриотический порыв стал тем фактором, который смог компенсировать недостатки в организации верховной власти.
Необходимо было перераспределить материальные, финансовые и трудовые ресурсы на нужды фронта, резко увеличить выпуск военной продукции и сократить выпуск продукции гражданской, перебазировать производства, быстро ввести их в действие в тыловых районах. Все это нужно было сделать не только в экстремально сжатые сроки, но и в условиях, когда под властью оккупантов оказалась территория, на которой в довоенное время проживало около 40% населения Советского Союза, добывалось 63% угля, производилось 58% стали, 38% зерна, располагалась мощная машиностроительная база, в том числе и немало оборонных предприятий. Продолжать войну приходилось фактически экономическим потенциалом, равным потенциалу страны в начале 30-х гг.
От работы тыла во многом зависел исход войны. Уже с 26 июня в стране для рабочих и служащих вводились обязательные сверхурочные работы, рабочий день для взрослых увеличился до 11 часов при шестидневной рабочей неделе, отпуска отменялись. Это позволило примерно на */з повысить нагрузку производственных мощностей без увеличения численности рабочих и служащих. Однако дефицит рабочих рук нарастал. На производство привлекались конторские служащие, домохозяйки, учащиеся. Были ужесточены санкции для нарушителей трудовой дисциплины. Самовольный уход с предприятий карался сроком заключения от 5 до 8 лет.
Продолжающееся наступление противника вынудило приступить к массовой эвакуации промышленных и людских ресурсов на восток. Из западных районов туда было эвакуировано более 10 млн человек. Всего за первые полгода войны было эвакуировано и пущено свыше 1,5 тыс. промышленных
предприятий.
Как правило, выгрузка оборудования, его монтаж, наладка, пуск осуществлялись в предельно сжатые сроки. Работать начинали, не закончив возведение корпусов, коммуникаций. Впервые в мировой истории целая индустриальная держава пере-
местилась на огромные расстояния, в глубь страны. Следует признать, что сверхцентрализованная машина управления экономикой страны сумела оправиться от первых потрясений и быстро мобилизоваться. Одновременно с этим повысилась и личная инициатива многих людей.
На всем протяжении фронтов часто ,лод артиллерийским обстрелом и бомбежками миллионы людей, в основном женщины, вместе с воинскими частями рыли окопы, противотанковые рвы, сооружали огневые точки, лесные завалы, блиндажи, проволочные заграждения. Формировалось народное ополчение. В добровольческие отряды вступило около 2 млн человек. Не на всех хватало оружия, многим было отказано, так как они требовались на оборонных предприятиях. Плохо вооруженные, порой одним лишь холодным оружием, ополченцы шли в бой, практически на верную гибель, но на часы, дни задерживали продвижение противника.
По всей стране собирались средства в фонд обороны. Отдельные граждане, трудовые коллективы, общественные организации вносили деньги, ценности, вещи, продукты питания. Активное участие в этом движении приняли русская православная церковь, религиозные объединения Армении, Грузии, мусульманские общины Азербайджана, Казахстана, Средней Азии. Верующие различных вероисповеданий и большинство людей нашей страны, забыв обиды и гонения властей, стремились на фронт. Архиепископ русской православной церкви Лука (в миру профессор медицины, крупнейший хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий), находившийся в ссылке, просил направить его во фронтовой госпиталь. За годы войны он спас жизни тысячам бойцов и командиров.
Страна напрягала все силы. Тем не менее в тыловых районах сохранялась сеть множества лагерей ГУЛАГа. С началом войны гулаговская промышленность приобрела особое значение: различные виды ископаемых, необходимых для военного производства, добывались только на рудниках ГУЛАГа. Трагическое существование миллионов людей, высокая смертность от истощения — и тяжелейший труд, который так нужен был стране. Узники ГУ-
ЛАГа рвались на фронт, но они по-прежнему содержались за колючей проволокой. На их охрану были отвлечены значительные силы НКВД, молодые, здоровые мужчины вместо фронта оказались в глубоком тылу, охраняя своих же страдающих соотечественников.
Формирование антигитлеровской коалиции,
Успехи гитлеровской Германии на европейском театре военных действий в немалой степени были обусловлены расколом антигитлеровских сил. Национальный эгоизм правящих кругов, традиционные противоречия должны были отступить перед признанием необходимости единения во имя избавления от угрозы гитлеровской диктатуры. Это понимали наиболее здравомыслящие политики в правительствах Великобритании и США.
Как только стало известно о нападении Германии на СССР, У. Черчилль выступил по радио, выразив Советскому Союзу поддержку правительства и народа Великобритании и заверив, что Великобритания окажет «России и русскому народу всю помощь, какую только сможет». Накануне своего выступления он объяснил друзьям: «Если бы Гитлер вторгся в ад, я по меньшей мере благожелательно отозвался бы о сатане в палате общин».
В заявлении правительства США 23 июня 1941 г. говорилось, что «любая борьба против гитлеризма, независимо от ее происхождения, ускоряет конец нынешних германских руководителей… Гитлеровские армии — сегодня главная опасность для Американского континента».
Сигналы из Лондона и Вашингтона были правильно оценены в Москве. Характерные для Сталина антианглийские предрассудки и предубеждения против У. Черчилля должны были уйти на второй план. 12 июля 1941 г. было подписано соглашение между СССР и Великобританией о совместных действиях в войне против Германии. Оно оформило два главных принципа коалиции: помощь и поддержку всякого рода в войне против Германии, а также отказ от ведения переговоров или заключения перемирия с противником, кроме как с обоюдного согласия договаривающихся сторон.
В условиях, когда Красная Армия в результате кровопролитных боев и отступления теряла технику, вооружение, продовольственные запасы и не было возможности в короткие сроки их восполнять, серьезно стал вопрос о военных поставках в СССР. Черчилль считал, что важно «всячески поддерживать решимость России продолжать сопротивление», а сторонники оказания помощи СССР в США исходили из того, что «Советский Союз воюет вместо нас и за нас».
На встрече в Москве Сталин заявил представителям Великобритании и США, занимавшимся поставками по ленд-лизу (так называлась система передачи США взаймы или в аренду вооружения, боеприпасов, стратегического сырья, продовольствия союзникам антигитлеровской коалиции), что в первую очередь Советский Союз нуждается в танках, противотанковых орудиях, средних бомбардировщиках, истребителях и другой военной технике. В первое время оплата поставок со стороны СССР производилась золотом, затем США предоставили нашей стране беспроцентный заем в 1 млрд долларов для их финансирования.
Процесс создания коалиции завершился подписанием в мае — июне 1942 г. двусторонних договоров о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее союзников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из доклада начальника Политического управления Красной Армии 23 мая 1940 г.
Война с Финляндией показала, что уровень подготовки командного состава, его представление о войне и бое оказались не вполне отвечающими действительным требованиям и реальным условиям современности. Это привело к лишним потерям, вскрыло низкую тактическую и стрелковую подготовку войск, неподготовленность некоторых командиров и начальников к управлению войсками в современном сложном бою и неумение правильно использовать технические средства борьбы.
У нас широко пропагандируется тезис о непобедимости нашей Красной Армии. Войны прошлого показывают нам, чтоже грмии,. коорые десятипетмчми cp.spM1 блестящие победы, в известных случаях окх.т=>;ва;:ксь г Чежденными. Зойна — это уравнение со многими нен;лгстны,ми. Нашу армию необходимо воспитывать ни ея героических традициях и на героическом прошлом русского клрода. Армии надо прививать уверенность а свои силы, в свою технику, не скатываясь на путь бахвальства. Между тем во всей системе пропаганды и агитации хвастовство о непобедимости Красной Армии нашло самое широкое отражение.
Маршал Г. К. Жуков о советско-германском договоре о ненападении от 23 августа 1939 г.
…Молотов и после своди поездки в Берлин в ноябре 1940 г. продолжал утверждать, что Гитлер не нападет на нас. Надо учесть, что в глазах Сталина в этом случае Молотов имел дополнительный авторитет человека, самолично побывавшего в Берлине…
Как сложились у Сталина его предвоенные, так дорого нам стоившие заблуждения? Думаю, что вначале у него была уверенность, что именно он обведет Гитлера вокруг пальца в результате заключения пакта. Хотя потом все вышло как раз наоборот.
Однако несомненно, что пакт с обэих сторон заключался именно с таким намерением.
Станин переоценил меру занятости Гитлера на Западе, считзл, что он там завяз и в ближайшее время не сможет воевать против нас. Положив это в основу всех своих прогно-зоз, Сталин после разгрома Франции, видимо, не нашел в себе силы по-новому оценить обстановку.
Из сводки Упразпекия политической пропаганды Юго-Западного фронта 17 июля 1f41 г.
…В частях фронта было много случаев панического бегства с поля бея отдельных военнослужащих, групп, подразделений. Паника нередко переносилась шкурниками и трусами в другие части, дезориентируя вышестоящие штабы о действительном положении вещей на фронте, о боевом и численном составе и о своих потерях.
Исключительно велико число дезертиров. Только В одном 6-м стрелковом корпусе за первые десять дней йойны задержано дезертиров и возвращено на фронт 5000 человек…
Из выступления У. Черчилля по радио 22 июня 1941 г.
Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма. V него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумством и трагедиями исчезает. Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу их охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся — да, ибо бывают времена, когда молятся все,— о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры. Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети…
Из приказа Ставкн ВГК № 270 от 16 августа 1941 г.
«Многочисленные… факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров… Но мы не можем скрывать и того, что в последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу.
…Приказываю:
1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.
Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.
2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.
Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если его часть находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.

Добавить комментарий