ВТОРАЯ МИРОВАЯ-ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ. ПО ОБЕ СТОРОНЫ ЛИНИИ ФРОНТА

План «Ост». Еще до нападения на нашу страну, в мае 1940 г., руководство фашистской Германии приступило к разработке плана покорения народов Восточной Европы, получившего название «Ост». Согласно этому чудовищному плану предусматривалась ликвидация нашей страны как единого целого, уничтожение значительной части населения или выселение значительной части населения. Планировалось онемечить эстонцев и латышей, лишив их родного языка и культуры. Литовцы должны были разделить судьбу славянских народов. Освободившиеся земли предполагалось заселить немцами и после колонизации включить в состав великого рейха.
До начала выселения на оккупированных территориях ставилась задача истребить 30 млн русских, 5—6 млн евреев.
Устанавливая на советской земле «новый порядок», фашистское руководство действовало в нарушение принятых международных конвенций. С немецких солдат и офицеров снималась всякая ответственность за любые преступления. По своей жестокости и бесчеловечности план «Ост» не имеет себе равных. Он с циничной педантичностью проводился фашистами в жизнь.
Оккупируемые советские земли были расчленены на отдельные части и делились на два рейхскомисса-риата — «Остланд» и «Украина». На этих территориях хозяйничали военно-полевые комендатуры. Из своих пособников гитлеровская администрация создавала местные органы власти, назначала старост, формировала «вспомогательную» полицию.
Действовала детально разработанная программа ограбления страны: специальные хозяйственные инспекции реквизировали продовольствие, ценности, ресурсы. В Германию на принудительные работы вывозилась молодежь. В рабство было отправлено около 5 млн людей.
Каралось буквально все: отказ от работы, распространение слухов, передвижение в ночное время, убой скота без ведома оккупационных властей и т. д.
Местное население оккупированных территорий использовалось на принудительных работах по расчистке и разминированию дорог, строительству укреплений. Однако наладить развитое производство техники для своей армии на подвластных территориях нашей страны фашистам не удалось.
Оккупанты использовали как новые, так и сложившиеся структуры хозяйствования. В Прибалтике и в западных областях Украины и Белоруссии они ликвидировали колхозы, но во многих оккупированных областях колхозы были переименованы в «производственные общины» с назначаемыми старостами. Эта система, по мнению оккупантов, позволяла наиболее эффективным образом выкачивать продовольствие в Германию.
На занятых территориях фашисты создали лагеря смерти и концлагеря, тысячи тюрем и гетто. Производились зверские расправы над местным населением.
Методично уничтожались советские военнопленные. Неудачи первого периода войны привели к тому, что в фашистский плен попали миллионы советских воинов. Сталинское руководство не признавало Международный Красный Крест, не делало в его фонды отчислений, что еще более усугубляло положение советских военнопленных, которые использовались на каторжных работах, подвергались изо-
щренным пыткам и издевательствам. 3,9 млн советских военнопленных было уничтожено только на оккупированной территории СССР. На территории Польши погибло в лагерях 1,8 млн наших военнопленных. Немало сгинуло их в лагерях и на работах как в самой Германии, так и на оккупированных ею землях.
Одной из задач гитлеровской оккупационной политики была попытка не только столкнуть друг с другом различные народы, но и расколоть их. Так, гитлеровские расовые «теоретики» утверждали, что казаки являются отдельной нацией, потомками остготов. Гитлеровцы попытались сформировать особый казачий корпус во главе с эсэсовским генералом фон Панвицем и бывшим белым генералом П. Красновым. Им удалось привлечь на свою сторону около 20 тыс. человек. Большинство же казаков храбро сражалось в рядах Красной Армии.
Оккупационные власти предприняли попытки привлечь на свою сторону националистические силы на Украине и в Белоруссии. Однако их стремление хотя бы внешне дистанцироваться от немцев привело к тому, что их лидеры (подобно Бандере и Мельнику на Украине) были даже на некоторое время арестованы. И хотя формально Организация украинских националистов (ОУН) провозгласила борьбу на два фронта (против немцев и против Советов), на самом деле все их усилия были направлены на борьбу с Красной Армией, а многие из них добровольно служили в эсэсовской дивизии «Галичина», участвуя в карательных операциях.
Гитлеровская политика использования националистических элементов затронула небольшие группы на Северном Кавказе, в Калмыкии, крымско-татарского народа. Однако эти группы отнюдь не представляли эти народы в целом, и даже робкие попытки националистических элементов провозгласить какое-то подобие самостоятельности оккупантами пресекались. Все последующие обвинения сталинского режима по отношению к этим народам и репрессии против них были незаконны и античеловечны.
По данным западных историков, общее число лиц, оказывавших вооруженную поддержку окку-
пантам, приблизилось за все годы войны к миндио-ну человек. Немалую роль в том, что часть наса ;е-ния на оккупированной врагом территории отнэ-слась терпимо к фашистскому режиму, сыграла антинародная политика Сталина по форсированной коллективизации, строжайшие указы предвоенных лет, массовые репрессии. Но, принимая это во внимание и объясняя поведение людей с чисто исторической точки зрения, мы не должны забывать, что во все времена народы нашей страны расценивали измену Родине как наиболее тягчайшее преступление, которому нет ни прощения, ЕЙ срока давности.
Борьба в тылу врага. Сопротивление оккупантам началось с первых дней войны. На территории, занятой врагом, создавались и действовали подпольные партийные органы, которые выступили организаторами сопротивления врагу. На первых порах приходилось очень трудно, так как созданные в начале 30-х гг. к западу от укрепленных районов скрытые партизанские базы с большими запасами средств борьбы в тайниках были почти полностью ликвидированы в 1937—1939 гг.
Отрицательную роль сыграло и мнение Берии, выраженное им в записке Сталину, в которой он подчеркивал разрозненность партизанского движения, его стихийность. Относясь с недоверием ко всему, что выходило за пределы контроля его ведомства, Берия считал, что реальный эффект могут дать лишь деист»-.1»»! небольших квалифицированных ди-версш>ьнь;х групп.
Но pac’:,;’vx борьбы ширился. С трудом удалось изжить -с;гук;:«леяие ряда военных руководителей штаба заорганизовать партизанское движение, сделать его строго централизованным, по образу и подобию Красной Армии, с уставами, инструкциями, типовыми штитеми.
Единое^a,J?.-?; здесь и быть не могло. Патриотическая акта днгсть людей рождала различные формы борь^нг. ‘дквстк.ии на коммуникациях, разгром вражески-: i;’;r..voor,-.. разрушение линий сзязи, дорог, мостов, «р,’-:;ы;о«ея война», организация побегов военнопленных и т, д, Подпольные группы и органи-
зация патриотов выпускали газеты и листовки, распространяли сведения о положении на фронтах.
Гитлеровцы так и не смогли получить рассчитанное ими количество сельскохозяйственной продукции для армии и населения Германии. Для сокрытия положения сотрудникам экономической службы восточных областей — штаба «Ольденбург» пришлось прибегать к самым обыкновенным припискам.
Партизанские отряды множились и крепли. Создавались партизанские соединения. В тылу врага появлялись целые освобожденные районы, полностью контролируемые партизанами. Летом и осенью 1942 г. гитлеровцам пришлось отвлечь с фронта и использовать для борьбы с патриотами 24 дивизии регулярных войск.
Что же было главным в самом характере деятельности участников Сопротивления? Глубокое чувство патриотизма? Безусловно. Но необходимо сознавать, что перед каждым человеком, оказавшимся на оккупированной территории, имелся выбор: либо идти на сотрудничество с захватчиками (а изменники, предатели, каратели-полицаи — это реальность войны, борьба с ними велась беспощадная), либо попытаться отсидеться, либо же в той или иной форме оказывать сопротивление. Последний вариант обязательно был связан с огромным риском для жизни не только одного человека, но и его родных и близких, а зачастую и еще многих других людей. Трудный был выбор. Но именно поэтому страна будет всегда ценить тех, кто выбрал борьбу.
Во главе многих партизанских соединений стояли подлинные самородки, действовавшие активно, избирательно, умевшие объединить и повести за собой людей.
Крупное партизанское соединение сумел создать первый секретарь обкома ВКП(б) А. Ф. Федоров. Но реальную основу массового партизанского движения составляли все же небольшие мобильные отряды с относительно небольшим радиусом действий, хорошо ориентировавшиеся в районе, имевшие тесные связи с местным населением.
С весны 1943 г. действия партизан стали координироваться с ударами Красной Армии. В период
наступления под Курском разворачивается операция «Рельсовая во;л*а», а во второй половине сентября 1943 г. ее продолжение — «Концерт», имевшие целью подрыв коммуникаций противника, и прежде всего вывод из строя железных дорог.
Труд народа. Фашистская агрессия, потеря больших территорий, где производилась значительная часть промышленной и сельскохозяйственной продукции, поставили народное хозяйство в тяжелейшие условия. До декабря 1941 г. наблюдалось падение промышленного производства. По существу, большинство промышленных предприятий западных районов страны были или захвачены врагом, или на «колесах» — перемещались на восток, или стояли под открытым небом на новых местах. А фронту требовалось в кратчайшие сроки дать все необходимое.
Трудящиеся, занятые на военных предприятиях, считались мобилизованными до конца войны. Самовольный уход с этих предприятий рассматривался как дезертирство. Мобилизовывались все работавшие в государственных учреждениях и на транспорте. За уклонение от трудовой мобилизации устанавливалась уголовная ответственность.
Такое же положение существовало и в сельском хозяйстве. Деревня обезлюдела. Большинство мужчин ушло на фронт. Их заменили женщины, подростки, старики. В МТС число женщин-трактористок и комбайнеров в 1942 г. составляло более 40%. Были такие женские тракторные бригады, которые во время сева работали в поле по 22 часа в сутки. Женщины-крестьянки кормили страну.
В колхозах был увеличен по сравнению с предвоенным обязательный минимум трудодней, причем значительно — в 1,5 раза. Минимум трудодней устанавливался и для подростков, начиная с 12 лет. Суду предавались колхозники и члены их семей, не выработавшие обязательный минимум трудодней.
Однако, несмотря на эти суровые меры и самоотверженный труд, восполнить огромные потери посевных площадей и скота было невозможно. В 1942 г. страна получила в три с лишним раза меньше зерна, чем в 1940 г. Это позволило, хотя и
не на очень высоком уровне, обеспечить армию и население продовольствием. Основная масса рабочих и служащих получала лишь по 400—500 г хлеба в день, а иждивенцы и того меньше — по 300— 400 г. Государство делало все, чтобы снабжение населения продуктами питания было устойчивым (особенно детских домов, больниц, госпиталей). Но для большинства трудящихся жизнь в годы войны имела характер полуголодного состояния. Несмотря на это, люди готовы были идти на любые жертвы, во многом отказывать себе, чтобы сокрушить врага.
Война оставила без крова миллионы людей. Приходилось жить в землянках, бараках. Личное потребление снизилось в годы войны на 40%. Рабочим и служащим было разрешено выращивать продукты питания на индивидуальных и коллективных огородах. В этом они имели преимущества перед жителями деревни, чья работа на приусадебных участках всячески ограничивалась. Деньги обесценивались, карточки не всегда можно было отоварить. Рос «черный рынок» и — как неизбежное следствие этого — спекуляция и натурализация обмена. Для ряда категорий номенклатурных работников продолжали существовать спецраспределители, сохранялись спецпайки, не соизмеримые с уровнем потребления большинства трудящихся.
Все это сочеталось с постоянным психологическим напряжением: горем в связи с гибелью близкого человека, ожиданием письма с фронта (а вдруг это будет похоронка?), 11—12-часовым рабочим днем, редкими выходными, тревогой за детей, оказавшихся фактически без присмотра. И труд — труд во имя приближения победы.
К концу 1942 г. утраченные мощности военной промышленности удалось не только восстановить, но и превзойти, что позволило ликвидировать превосходство фашистской Германии в производстве основных видов вооружении и их качестве. Счет в военной экономике шел не на годы, а на дни, зачастую на часы. Она требовала инициативы, оперативности и одновременно — высокого качества продукции. Всего за 18 дней в 1943 г. была сконструирована грозная 152-миллиметровая гаубица, а ее массовый выпуск освоен за 40 дней.
Началось массовое производство знаменитых «катюш», серийный выпуск истребителя Як-9, а вслед за ним Як-3, пикирующего бомбардировщика Ту-2 и двухместного штурмовика Ил-2.
С созданием на заводах поточных линий нарастало производство танков и самоходных орудий, причем за счет сокращения количества легких и увеличения средних и тяжелых танков. Т-34 стал лучшим танком второй мировой войны.
В сентябре 1943 г. на вооружение Красной Армии поступил новый тяжелый танк ИС, созданный конструкторским бюро под руководством Ж. Я. Котина. По бронезащите он в 1,5 раза превосходил немецкие тяжелые танки «тигр», вооружение его также было более мощным. Гитлеровское командование предписывало своим танкистам избегать встречных боев с этими машинами и рекомендовало стрелять по ним из засады и укрытий.
1944 г. — первая половина 1945 г. стали временем, когда выпуск военной продукции и уровень организации военного производства достигли высшей точки.
С освобождением территорий от врага сразу начиналось восстановление разрушенного. В первую очередь вводились предприятия энергетики, черной металлургии и машиностроения, шахты, транспортные магистрали. Фронту требовались танки, орудия, самолеты, машины…
Наука и культура в годы войны. Война не порвала связи науки с жизнью и производством, а лишь изменила мирную направленность научных работ. 23 июня 1941 г. на экстренном заседании президиум АН СССР призвал ученых мобилизовать все силы на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
В кратчайшие сроки были открыты и освоены месторождения бокситов на Южном Урале, вольфрамовые, молибденовые, медные, марганцевые залежи в Казахстане, большие запасы нефти в Татарии. Были получены новые марки высококачественной стали, предложены новые технологии в военной промышленности. Громадный рост выпуска патронов был обеспечен благодаря применению станков, сконструированных коллективом Института аз з ома тики и телемеханики АН СССР.
Шли поиски эффективных средств борьбы с врагом. В 1941 г. в боевых действиях на Черном море противник применил электромагнитные мины, обычные средства борьбы с которыми оказались малоэффективными. Группа виднейших ученых во главе с А. П. Александровым и И. В. Курчатовым создала принципиально новые методы размагничивания боевых кораблей, что сохранило флот и спасло жизнь тысячам моряков.
Крупные проблемы решали ученые-медики. Им удалось разработать принципы и технологию массового внедрения переливания крови и получения сухой плазмы, сделать разработки препаратов, способных ускорять заживление ран, изготовить приспособления для извлечения у раненых металлических осколков и т. д.
Но в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа продолжали томиться многие замечательные ученые. В годы войны там погибли Н. И. Вавилов, П. А. Флоренский и другие.
В духовном противостоянии с фашистскими агрессорами наша культура сыграла свою особую роль. Все лучшее, что было заложено в культурных традициях народов нашей страны, стремилось проявиться таким образом, чтобы помочь миллионам людей осознать свое место в общем строю. Характернейшей чертой развития культуры становится углубление интереса к национальному классическому наследию. И это не случайно. Фашизм с его делением народов на «полноценные» и «неполноценные» являл собою пример уничтожения культурного наследия многих народов. «Превосходство арийской культуры», которое несли с собой завоеватели, неизбежно вызывало обратную реакцию. Фашистское варварство в национальных святынях — Ясной Поляне, Пушкиногорье, Петродворце — ясно показывало, что уничтожение национальных культур — одна из главных стратегических целей фашизма. И миллионы людей как бы заново обратились к извечным духовным ценностям. Обрели новый смысл стихи Пушкина и романы Толстого, Тургенева, музыка Глинки и Чайковского.
Патриотическое начало в искусстве проявлялось также и в произведениях, созданных в годы войны советскими писателями, композиторами, художниками. В дни тяжелых испытаний на первое место вышла патриотическая публицистика.
Авторы во многом освободились от стереотипов предвоенных лет, их произведения стали ближе, понятнее людям.
Настоящий подъем переживала поэзия. Самое знаменитое стихотворение военной поры «Жди меня» К. М. Симонова бойцы вырезали из газетных страниц, переписывали, передавали из рук в руки. Широкую популярность приобрели многие лирические стихи, ставшие настоящими народными песнями: «Огонек», «В лесу прифронтовом».
В самые тяжелые дни блокады Ленинграда Д. Шостакович создает гениальную Седьмую симфонию. Патриотическую оперу «Война и мир» пишет С. С. Прокофьев.
Артисты драматических, музыкальных театров, эстрады также вносили свой вклад в общее дело борьбы с врагом. Огромной популярностью у бойцов и командиров пользовались фронтовые театры.
Большой размах приняла концертная деятельность музыкантов и артистов на фронтах и в тылу. В концертах участвовали Л. А. Русланова, Л. О. Утесов, К. И. Шульженко и др.
Патриотическая тема стала ведущей в документальном и художественном кинематографе. На фронтах находилось 150 кинооператоров.
Многие из художественных произведений, созданных в годы войны, несли главную ценность — они возвышали гуманистические начала в жизни советских людей. Процесс этот шел как через противопоставление практики гитлеризма, уничтожавшего миллионы людей по расовому, национальному признаку, коренным началам народной жизни с ее готовностью самопожертвования во имя Отечества, так и более глубоким раскрытием основ народного характера. Выдающимся примером этого стала поэма А. Т. Твардовского о Василии Теркине, главный герой которой сочетал черты многих реальных людей и персонажа народных сказаний. Естественно, что в произведениях, подобных «Василию Теркину», не находилось места для славословий в адрес вождей, пустозвонства, казенщины. Лучшие образцы культуры ясно показывают, что сознание народа в годы войны начало избавляться от гнетущей казенной пропаганды, что в войне побеждал человек, самостоятельно мыслящий, человек независимых суждений, поступков, ощутивший глубокую связь с историей своего народа.
Многие деятели культуры выполняли в годы войны еще одну очень важную миссию: их произведения, выступления создавали в странах — союзницах по антигитлеровской коалиции благоприятный фон общественного признания роли нашей страны в борьбе с фашизмом.
Государство и церковь в годы войны. Антицерковная государственная политика, проводившаяся накануне войны, принесла свои плоды. На свободе оставалось лишь несколько сот священнослужителей, 7 епископов русской православной церкви. Определенная часть верующих ушла в «духовное подполье», создавая различные секты, так называемую «катакомбную» церковь, не признававшую никаких изменений послеоктябрьского периода.
В первый же день войны патриарший местоблюститель русской православной церкви Сергий (выборы патриарха давно не проводились) выступил с обращением к церкви и народу, призывая встать на защиту страны, осудив тех священнослужителей, кто не следовал его призыву.
На оккупированной территории германские власти ввели формальные положения о веротерпимости, разрешив открывать приходы. Однако священники должны были полностью подчиняться оккупационным властям, которые удаляли любого священника, если появлялись сомнения в его благонадежности. Сам Гитлер утверждал, что «в любом случае создание единой церкви для больших русских территорий должно быть предотвращено. Проще всего для нас было бы, если бы каждая деревня имела бы свою собственную секту, которая развила бы собственную концепцию Бога». Гитлеровцы стремились насадить в сознании людей мистицизм, оккультизм.
Значительная часть священников, оказавшихся на оккупированной территории, объективно противостояла нацистской пропаганде, некоторые поддерживали связь с подпольем, были уничтожены гитлеровцами. Московская патриархия публично осудила тех, кто шел на сотрудничество с оккупантами. По инициативе Сергия православными верующими были собраны средства на строительство танковой колонны, носившей имя св. Дмитрия Донского.
4 сентября 1943 г. состоялась встреча Сталина и Сергия, результатом которой стало разрешение провести выборы патриарха Московского и всея Руси и образовать Священный Синод.
8 сентября Сергий был избран патриархом, вскоре открылось несколько богословских учебных заведений. Начало примирения государства и православной церкви имело исторически положительное значение, однако сталинский режим сразу же предпринял попытку поставить всю церковную деятельность под свой контроль. Священники вынуждены были с амвонов провозглашать здравицы не только в честь победоносных воинов, но и в честь «нерушимого блока коммунистов и беспартийных». Назначение священников осуществлялось под контролем «компетентных органов». Но среди миллионов людей уважение к чувствам верующих, ко многим церковным иерархам существенно возросло.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из приказа фельдмаршала Кейтеля «О подавлении
коммунистического повстанческого движения»
16 сентября 1941 г.
1. С начала войны против Советской России на оккупированных Германией территориях повсеместно вспыхнуло коммунистическое повстанческое движение… Здесь речь идет о массовом движении, централизованно руководимом из Москвы.
…Во все возрастающей степени возникает «угроза для немецкого руководства войной». Она пока проявляется во всеобщей неуверенности оккупационных войск и уже привела к отвлечению сил на главные очаги восстания.
2. Принимавшиеся до сего воемени мероприятия, направленные против всеобщего коммунистического повстанческого движения, оказались недостаточными. Фюрер распорядился, чтобы повсюду пустить в ход самые крутые меры для подавления в кратчайший срок этого движения.
3. …Следует по первому поводу немедленно принять самые суровые меры для утверждения авторитета оккупационных властей и предотвращения дальнейшего расширения движения. При этом следует учитывать, что на указанных территориях человеческая жизнь ничего не стоит и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью. В качестве искупления за жизнь одного немецкого солдата… должна считаться смертная казнь для 50—100 коммунистов. Способ приведения приговора в исполнение должен еще больше усилить устрашающее воздействие. ..
Из воспоминаний одного из руководителей Центрального штаба партизанского движения — П. К. Пономаренко Важнейшее значение имел вопрос об организации партизанских сил. Опыт борьбы советских партизан подсказал наиболее целесообразные формы создания партизанских отрядов и основные элементы их тактики. Основной организационной единицей являлся партизанский отряд в 100—150 человек. Численность отрядов колебалась в зависимости от условий борьбы (леса, горы, плавни, лесостепь}. В степных районах, где не имелось надежных укрытий, действовали мелкие диверсионные группы, а основной формой борьбы была деятельность подпольных организаций в городах и селах. Партизанские отряды появлялись в этих районах во время рейдов.
Как правило, партизаны действовали в знакомой им местности, где они имели тесные связи с населением, опирались на его поддержку, черпали резервы.
Весной 1942 г. условия борьбы (необходимость координации сил для нападения на более значительные объекты врага) вызвали к жизни более крупную, чем отряд, единицу — партизанскую бригаду, или соединение. Партизанская бригада представляла собой гибкое формирование из 4—7, а иногда и более отрядов. Эти отряды действовали самостоятельно. Однако при проведении операций силами бригады, или соединения, они подчинялись ее командованию…
Организация партизанских сил, выработанная опытом борьбы, не исключала, однако, и создание в случае необхо-
димости крупных партизанских сил под единым руководством. Достигалось это легко и без всяких перестроек — координацией действий бригад и соединений.
Из меморандума А. А. Власова 8 августа 1942 г.
Принимая во внимание внутреннее положение Советского Союза, растущую оппозицию против существующего там режима, а также международное положение, можно прийти к следующему заключению:
1. Правительство Сталина в связи с потрясающими военными поражениями, нанесенными немецкими войскам;-!, а также в силу его неспособности организовать военные действия и тыл (например, голод в стране, расстройство народного хозяйства) потеряло свою популярность среди населения и особенно в армии. Оно держится только на организованной раньше и поддерживаемой теперь системе НКВД — системе террора.
2. В ведущих кругах армии и народа все яснее пробуждается сознание бесполезности и бесперспективности дальнейшего ведения войны, которое приводит лишь к уничтожению миллионов и разрушению материальных ценностей.
Эта группа людей стоит перед дилеммой — или же бесполезно погибнуть на войне, или быть уничтоженными в подземельях НКВД. На фронте и в самой стране казнят офицеров, которых обвиняют в военных неудачах. При этом отдельные командиры частей вовсе не виноваты в этих неудачах. В проведении оперативных действий командирам частей мешают комиссары. В связи с этим имеются случаи сдачи в плен высшего командного состава.
3. Офицерский корпус советской армии, особенно попавшие в плен офицеры, которые могут свободно обмениваться мыслями, стоят перед вопросом — каким путем может быть свергнуто правительство Сталина и создана новая Россия. Всех объединяет желание свергнуть правительство Сталина и изменить государственную форму. Стоит вопрос: к кому именно примкнуть — к Германии, Англии или Соединенным Штатам. Главная задача — свержение правительства — говорит за то, что следует примкнуть к Германии, которая объявила борьбу против существующего правительства и режима целью войны. Однако вопрос будущности России неясен. Это может привести к союзу с Соединенными Штатами и Англией, в случае если Германия не внесет ясность в этот вопрос.
4. Сталин, используя особенности России (бесконечные просторы, огромные потенциальные возможности) и патриотизм народа, поддерживаемый террором, никогда не отступит и не пойдет на компромисс. Он станет вести войну, пока не будут исчерпаны все силы и возможности.
На возможность внутреннего переворота при теперешних обстоятельствах рассчитывать не приходится.
5. Если принять во внимание миллионное население оккупированных областей и огромное количество военнопленных и учесть их враждебное отношение к правительству Сталина, то можно допустить, что эти людские массы составят ядро внутренних сил, которые под руководством Германского правительства ускорят давно назревающее возникновение нового политического порядка в России, что должно произойти параллельно осуществляемому немцами созданию новой Европы.
Об ответственности рабочих и служащих предприятий
военной промышленности за самовольньм уход
с предприятий. Указ Президиума Верховного Совета
Союза ССР 26 декабря 1941 г.
1. Всех рабочих и служащих мужского и женского пола предприятий военной промышленности (авиационной, танковой, вооружения, боеприпасов, военного судостроения, военной химии), в том числе эвакуированных предприятий, а также предприятий других отраслей, обслуживающих военную промышленность по принципу кооперации,— считать на период войны мобилизованными и закрепить для постоянной работы за теми предприятиями, на которых они работают.
2. Самовольный уход рабочих и служащих с предприятий указанных отраслей промышленности, в том числе эвакуированных, рассматривать как дезертирство, и лиц, виновных в самовольном уходе (дезертирстве), карать тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет.
3. Установить, что дела о лицах, виновных в самовольном уходе (дезертирстве) с предприятий указанных отраслей промышленности, рассматриваются военными трибуналами.
Из воспоминаний Л. О. Утесова
На Калининский фронт джаз-оркестр прибыл в 1942 году, в ту пору, когда наши войска упорно продвигались к Ржеву, превращенному врагом в мощную крепость. Части фронта
находились в постоянном движении. Трое суток понадобилось, чтобы найти нужный политотдел. Поначалу нас встречали и пропускали всюду с величайшей осмотрительностью, даже недоверием. Но наши скитания в поисках политотдела сделали свое дело. По фронту распространилась весть о приезде джаз-оркестра, и вскоре регулировщики на фронтовых дорогах уже приветственно махали нам своими флажками.
Шутки, лирические песни, сатирические куплеты зазвучали с фронтовой эстрады…
Как-то раз в мелодию оркестра вмешался гул вражеских бомбардировщиков. Непрошеные слушатели явно собирались сбросить артистам не цветы, а нечто потяжелее. Однако концерт продолжался и прервался лишь тогда, когда в ста пятидесяти метрах от эстрады взорвалась бомба…

Добавить комментарий