ТОТАЛИТАРНЫЙ РЕЖИМ: ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ (1921-1939). ИТОГИ

В спорах об истории страны в XX веке существует точка зрения, согласно которой Россия была обречена на установление тоталитарного режима с коммунистической идеологией. Истоки тоталитаризма ищут в прошлом, считают, что в нашей стране всегда господствовало угнетение. Отсюда делается вывод, что главным источником тоталитарного режима является нзродный характер, ментальность, сознание народов страны. Но если принять эту точку зрения, то следует признать, что Россия и в будущем будет находиться под угрозой установления тоталитарного, репрессивного режима.
Однако проявления тоталитаризма имелись в XX столетии в самых разных странах, а репрессивные режимы господствовали и в государствах с многовековой «европейской культурой».
С другой стороны, немало исследователей истории политики утверждают, что потенциал тоталитаризма существует в любой, даже самой демократической стране. Но избежать его установления возможно. Это зависит от конкретно-исторических условий, осознания угрозы диктатуры действующими политиками, их способностью противостоять ей.
До 1917 г. таких влиятельных, действующих политиков в России не оказалось. Незавершенные реформы, невыработанные твердые либерально-консервативные принципы привели к катастрофе 1917 г. После 1921 г. революционное ядро политиков, несмотря на все внутренние раздоры, обилие оппозиций, оказалось гораздо более идейно консолидированным, сплоченным, чем элита, существовавшая до 1917 г. Показательно, что даже в годы «большого террора» многие из деятелей партийной верхушки шли на смерть с убежденностью в правоте коммунистических идей. Они были убеждены в том, что их смерть — это происки «врагов». Все это означает, что лишь размывание в сознании политической элиты коммунистической идеологии могло привести к размыванию тоталитарного режима. Сам этот режим в «чистом» виде сложился к началу 30-х гг. и просуществовал до 1953 г. Безальтернативный переход к такому тоталитаризму занял немного больше 10 лет — начиная с 1921 г. За эти годы произошло несколько переворотов внутри коммунистического руководства. Но все они не затрагивали базисных идей партии коммунистов. С начала 30-х гг. начинается и новый этап «приручения» масс к тоталитарной идеологии и практике.
Одновременно с этим тоталитарный режим попытался решить и задачи промышленной и социальной модернизации страны. Следует признать,
что индустриализация, проведенная жесточайшими мерами, с точки зрения тогдашнего руководства, удалась. Но она оказалась исторически неорганичной, неестественной. Ее потенциал развития быстро исчерпал себя и через 20—30 лет СССР снова приступил к продаже за рубеж природных ресурсов как средства для поддержания экономики.
Наконец, никогда не стоит забывать о грандиозных, не знающих аналогов в мировой истории масштабах уничтожения людей, в которых этот режим, безусловно, виноват. Можно предположить, что, не начнись в 1941 г. война, его потенциал исчерпался бы гораздо раньше. Но очередной парадокс истории состоит в том, что победа в войне 1941—/945 гг., когда не только тоталитарный режим, но и сам народ оказался перед угрозой уничтожения извне, привела к определенному «примирению» с этим тоталитарным режимом. Одни воспоминания вытеснили другие. Вот почему и сегодня нет стопроцентной гарантии от ностальгии по тоталитаризму. 

Добавить комментарий