РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В РОССИИ март 1917 г.— март 1921 г.

Мы убеждены в том, что революционный процесс 1917 г. следует рассматривать в теснейшей связи с гражданской войной и «военным коммунизмом». Это звенья единой цепи, поэтапно раскручиваемой с катушки истории. Этапы логически обусловливают друг друга, следствия одного являются причинами другого. Февраль — сентябрь 1917 г.: попытка утверждения в России демократического строя, нарастание хаоса. Октябрь 1917 г. — март 1918 г.: утверждение леворадикальной диктатуры в форме Советов. Март 1918 г. — март 1921 г.: гражданская война и «военный коммунизм». Мы объединяем все эти события в единый революционный кризис.

ГОД 1917-й: ОТ ФЕВРАЛЯ К ОКТЯБРЮ
Самая свободная из всех воюющих стран. С отречением Николая II прекратила свое существование правовая система, сложившаяся в России с апреля 1906 г. Какой-либо иной правовой системы, регулирующей деятельность государства, его взаимоотношения с обществом, создано не было. Образовался «перерыв в праве», в условиях которого судьба страны зависела во многом от случайной игры политических сил, активности и ответственности политических лидеров, их способностей контролировать поведение масс. Формально многие законы предыдущего режима продолжали действовать, но главная проблема — легитимность самой власти — была не разрешена. Временный комитет членов Государственной думы сформировал Временное правительство, которое юридически могло опираться лишь на фразу из отречения брата Николая П — великого князя Михаила: «Всем гражданам державы Российской подчиниться Временному правительству». Для правового обоснования законности Временного правительства этого было явно недостаточно. Вот почему его главной задачей стало завое- ва-ние доверия населения. С этой целью новое правительство, объединившее в своем составе цвет либеральной оппозиции во главе с видным земским деятелем Г. Е. Львовым, провозгласило амнистию, верность всем политическим свободам. Оно заявило о предстоящем созыве Учредительного собрания, которое и примет решение по важнейшим вопросам российской жизни.
При этом формально Дума не была распущена (это было оформлено только 6 октября 1917 г.), но Временное правительство заявило о праве быть не только исполнительной, но одновременно и законодательной властью, то есть самому принимать законы и самому же исполнять их. В кругах юристов, близких к правительству, сразу же начались бесконечные споры о том, какой должна быть будущая Россия: парламентской или президентской республикой, как должен решаться вопрос о земле, национальный вопрос и т. п. Шли споры и об избирательном законе, о выборах в Учредительное собрание. Время же для решения насущных, коренных проблем неотвратимо упускалось.
Правовой вакуум и недостаточная легитимность нового правительства привели к тому, что параллельно стали создаваться организации лиц, объявлявших себя органами власти. Крупнейшей из них был Петроградский Совет. Организаторами его стали несколько человек из числа умеренно левых политиков, которые предложили рабочим и солдатам Петрограда делегировать в Совет своих представителей. Причем нормы представительства, полномочия делегатов, право их отзыва были определены крайне смутно. Совет объявил себя гарантом от возврата к прошлому, от восстановления монархии и подавления политических свобод. Руководящая верхушка Совета подготовила и распространила «Приказ № 1», объявлявший гарнизон города вооруженяым гарантом победы над монархией. Этот приказ фак-
тически освобождал солдат петроградского гарнизона от посылки на фронт. Но, завоевав на свою сторону гарнизон, Совет расколол уже уставшую армию, ибо большая часть армии оказалась вне таких гарантий. Совет призвал и к формированию новой вооруженной милиции, так как старая полиция оказалась ликвидированной.
Одновременно с этим Совет выразил поддержку тем шагам Временного правительства, которые смогут укрепить демократию в России. Сам Петроградский Совет довольно быстро разросся до более чем 850 человек. Реально лишь несколько десятков профессиональных политиков и публицистов, не имевших опыта управления, но вошедших в состав Исполнительного Комитета Петросовета, смогли оказывать воздействие на политические процессы. Председателем Исполкома стал социал-демократ, меньшевик Н. Чхеидзе. Крайне левые, большевики находились в Совете в меньшинстве, и их влияние было малозначительным.
Таким образом в столице, а затем и в провинции были введены важнейшие политические свободы, которые, однако, не подкреплялись развитой правовой системой, единством государственных институтов, в том числе и силовых структур поддержания порядка. Помимо Временного правительства и Петросовета формировались и иные органы фактической власти на местах: фабрично-заводские комитеты, районные советы, национальные объединения. Появлялись и новые органы власти на «национальных окраинах». Так, в Киеве была создана Украинская Рада, взявшая курс на автономию Украины.
Сложившаяся политическая ситуация традиционно носит название «двоевластия». Однако на практике это было многовластие сверху донизу, все больше перераставшее в анархическое безвластие. Наблюдался явный паралич в деятельности государственных учреждений. В первые послемартовские недели и месяцы положение в стране, несмотря на массовые митинги, оставалось относительно спокойным. Действовало состояние эйфории, радостного возбуждения, порожденного давно желаемыми политическими свободами. Большинство публицистов, политиков как право-либерального, так и уме-
ренно-левого толка были убеждены, что одной политической свободы достаточно для решения сложнейших исторических задач. Полная отмена цензуры привела к выпуску массы газет, листовок, прокламаций, книг и брошюр, обличавших предыдущий режим. Монархические и черносотенные организации были запрещены и распущены. На всех остальных система законодательных и идеологических запретов не распространялась. В новой России, следовательно, сохранились две политические силы: либерально-буржуазная и левосоциалистическая. Но они сами по себе не были едины. Существовало и мощное давление низов, убежденных в том, что ликвидация монархического режима делает возможным быстрые социально-экономические изменения в сторону улучшения жизни. Рабочие требовали немедленного повышения заработной платы, введения 8-часового рабочего дня, гарантий от безработицы и социального обеспечения. Крестьяне выступали за перераспределение запущенных земель, хотя не требовали ликвидации частной собственности. Солдаты настаивали на смягчении дисциплины, выступая против наиболее «ненавистных» офицеров. Временное правительство надеялось использовать * демократическую эйфорию», соединив ее с патриотическим подъемом, чтобы совместно с союзниками довести войну до победного окончания, а затем, соединившись с европейскими демократическими государствами, ускоренно пойти по пути продолжения индустриальной модернизации и развития демократии в России. Умеренно левые, присоединяясь к этому общему течению, видели себя в роли демократической оппозиции, способной смягчить тяготы буржуазного развития, усилить социальную защиту населения и оградить страну мирным путем от крайне левых революционеров. Они стояли за «справедливое» окончание войны «без аннексий и контрибуций». Даже некоторые умеренные большевики в целом соглашались с такой перспективой.
Либералы у власти. Нарастание кризиса.
Первый состав Временного правительства был буржуазно-либеральным. Но отсутствие ясной программы действий, колебания и неуверенность в своих
силах делали его малоавторитетным. Единственно, в чем сходились новые министры, — в пропаганд-войны «до победного конца». П. Милюков, ставший министром иностранных дел, добился от союзнике) подтверждения права России на овладение черноморскими проливами. Однако руководители Совета потребовали от него отказа от данной позиции, утверждая, что война ведется не за захваты территорий, а «в защиту молодой демократии», чтсбы на немецких штыках не был восстановлен старый режим. Милюков, упорный в своих стремлениях и привычках (он даже на солдатских митингах начинал выступления со слов: «Милостивые государи!»), 18 апреля в телеграмме союзникам еще раз подтвердил ранее признанные цели войны. В Петрограде начались демонстрации. С одной стороны, офицеры, интеллигенция, студенты поддерживали Милюкова. С другой — по призыву большевиков и анархистов начались демонстрации вооруженных солдат и рабочих, требовавших отставки правительства. Это означало, что на первый план в политической борьбе стали выходить внешнеполитические вопросы, вопросы войны и мира. Сторонники идеи «Великой России» П. Милюков и А. Гучков, бывший военным министром, вынуждены были подать в отставку. Умеренные социалисты в Петроградском Совете добились одобрения решения о своем вхождении во Временное правительство. В начале мая такое коалиционное правительство было создано. Оно уже не было чисто буржуазно-либеральным. Премьером оставался Г. Львов, а среди министров было семь либералов и шесть социалистов — сторонников сотрудничества с буржуазией. Тем не менее правительство заметно «порозовело». Однако коалиция была заведомо непрочной, так как на различные ее составляющие оказывали давление столь же разнообразные силы: от влиятельных предпринимательских кругов до рабочих и крестьянских активистов. Авторы коалиционной политической конструкции считали, что им удастся выпустить пары и не допустить массовых бунтов.
В начале апреля, после приезда в Петроград вождя большевиков В. Ульянова-Ленина, началась консолидация крайне левых сил, хотя их влияние было
все еще крайне невелико, а численность болыткши-ков составляла всего 24 тыс. человек. Но Ленин л-> но понял свое глазное тактическое преимущество. Правительство фактически не имело никакой своС . -ды действия: оно вынуждено было продолжать во;-ну, оно не могло пойти на жесткое рационирована: продовольствия и на конфискацию имущества, счк не стало бы прибегать к массовому насилию против радикальной оппозиции. Это означало, что в уело виях гарантированных свобод предоставлялись широкие и исключительно выгодные условия для выдвижения сверхрадикальных требований. Поэтому Ленин на том этапе выступил против немедленного вооруженного восстания, к чему он склонялся еще в эмиграции, узнав о февральско-мартовских событиях. Сама история дала ему шанс безбоязненно сформировать активное, радикально настроенное меньшинство, способное привести его к власти. Лениь был уверен в бессилии союза либералов и умеренных социалистов противостоять этой тактике. Помимо этого, Ленин считал, что давление с крайне левого фланга заставит «леветь» и правительство, Но в то же время объективная невозможность для правительства проводить радикально левые лозунги приведет к тому, что к власти придут авторы этих лозунгов, т. е. большевики. Привлекательность программы Ленина, разработанной им в так называемых «Апрельских тезисах*, состояла в о; простоте, которая импонировала части масс. Закончить войну, ликвидировать полицию и армию, ввести выборность чиновников и установить им оплату не выше средней оплаты рабочего — о невозможности реализовать эти требования на практике ко говорилось. Наконец, учитывая то, что, несмотря но начавшийся процесс «левенкя», массы не зкелали жить при социализме, Ленин убеждал их в ic’i, что «введение социализма» не является «непосредственной задачей». Фактически Ленин не связывал с?О/. в отличие от Временного правительства никакмыл конкретными обязательствами, проявляя качеств-изощренного политика.
«Двоевластие» после реформирования коалиционного правительства приобрело странный характер, ибо одна из «властей» — правительство —
почти наполовину состояла иэ деятелей другой «власти» — Сошна. Но они не гфо/^принимшш никаких действий для протизостояк-гтя радикадьио-де-вым группам. Ушодшт-.fi из правительства Милюков был другого мнения. II 1тю;-‘-т г;а од>:ом s-r;; мич:и-:гс?> в ответ на вопрос: «Что делать с Л^кикч-м i/ его единомышленниками?*, оя от]?отил: «Этот FCuooo мне задавали ЕЙ раз, и л всегда отвечал fia ?.:егэ одним словом — арестовать» — Но министры-социалисты были уверены в правильности своей тактики. Эта уверенность подкреплялась результатами выборов на I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, в выборах делегатов которого участвовали 2 млн человек. Деятели, поддерживавшие министров-социалистов, получили % всех голосов, а левые радикалы, включая большевиков, лишь Vs. Казалось, что идеи либерально-социалистической коалиции вполне победили. Съезд продлился с 3 по 24 июня. Он призвал «революционную демократию» сплотиться вокруг Советов и поддержать Временное правительство. Военные вопросы полностью доверялись военному и военно-морскому министру, которым в коалиционном правительстве был адвокат А. Керенский. Когда министр почт и телеграфа И. Церетели риторически заявил, что в России нет партии, готовой взять единоличную власть, оппонировавший ему Ленин выкрикнул: «Я отвечаю «Есть!», что вызвало смех и издевательские аплодисменты большинства делегатов съезда Советов, Но уличная, митинговая активность сторонников коалиции явно шла на убыль. Когда руководство съезда назначило в Петрограде демонстрацию для «сплочения» демократических сил, то на ней в абсолютном большинства оказались большевики, группы анархистов и левых эсеров. Никаких встречных контрдемонстраций, как это было в апреле, не происходило. Ч?о ;кэ касается российской провинции, то, хотя многиз’проц*ссы повторяли ситуацию в столице, жизнь там шла, как правило, тихо, размеренно.
Новый взрыв страстей в Петрограде произошел 2—3 июля 1917 г. Он был связан с развернувшимся на фронте наступлением русской армии. Оно началось 18 июня и первоначально развивалось успеш-
но. Как и в первые недели войны, в Петрограде стали проходить манифестации под лозунгами поддержки армии. К ним примешивались лозунги поддержки Временного правительства. Однако вскоре выяснилось, что реальные успехи достигнуты только в полосе наступления 8-й армии, которой командовал генерал Л. Г. Корнилов. Другие армии буксовали. Сказывались разложение армии и нерешительность в наведении дисциплины, растерянность ряда генералов.
Но в Петрограде распространялись слухи о том, что армия укрепляет дисциплину и добивается успехов. Солдаты Петроградского гарнизона, «гарантированные» в марте от участия в военных действиях, стали проявлять беспокойство. Особенно это касалось полков, находившихся под влиянием большевиков и анархистов.
Руководство большевиков задумало ускорить выступление. Но на стороне Временного правительства оказались полки, решившие исход событий в марте. В городе возникали единичные перестрелки.
6 июля германская армия прорвала фронт и начала наступление. Правительство попыталось обвинить верхушку большевиков в получении денег от Германии. Сегодня обилие косвенных доказательств почти не оставляет сомнений в том, что такое было. Однако не немецкие деньги послужили главным условием последующих успехов Ленина. Временное правительство не использовало свой шанс. Несмотря ни на что, большинство умеренных социалистов продолжало считать Ленина своим соратником по борьбе с прежним режимом. Ленин скрылся сначала в Разливе, а затем в Финляндии. Его ближайшие сторонники были арестованы, но довольно скоро выпущены без суда. Большевики продолжали действовать фактически в условиях полной легальности. Следует учесть, что Временное прагитлл.ъотво не имело реального аппарата для проведелчч репрессивных акций. Не проявили решимости и министры-кадеты. Они подали в отставку, когда социалисты настояли на признании Рады на «Украине, но затем вернулись. Подал в отставку и премьер Г. Львов. За четыре месяца премьерства он превратился из пышущего здоровьем земского деятеля в человека со слезящимися глазами, одряхлевшего. Он говорил, что знает, как навести порядок и идти дальше: следует отдать приказ расстрелять демонстрацию. Но он не в силах это сделать, ибо всю жизнь боролся против насилия. Себе на смену он предложил кандидатуру А. Керенского. В третьей декаде июля было сформировано новое, второе коалиционное Временное правительство. Кадеты получили в нем только четыре второстепенных министерских поста. Большинство портфелей досталось умеренным социалистам или близким к ним деятелям. Либералы сошли с политической сцены.
Умеренные социалисты у власти. Керенский и Корнилов. Новое правительство сразу оказалось в тяжелейшей ситуации. Неудачи на фронте приблизили германскую армию к Риге и Нарве, под угрозой были Молдавия и Бессарабия. Все эти территории входили в состав Российского государства, и их потеря воспринималась весьма болезненно. Нарастали экономические трудности. Безудержно росла инфляция, окончательно обесценивались деньги. Учащались забастовки. Умеренно-социалистическое правительство пыталось найти выход из положения в усилении государственного регулирования производства и потребления. При правительстве был создан Экономический совет, состоявший преимущественно из представителей всех социалистических течений, включая большевиков. Основные идеи, поддержанные Экономическим советом, сводились к введению принудительного распределения продукции не по желанию потребителя, а по рациональным нормам, определяемым правительством. Предполагалось введение трудовой повинности, организация рабочих сельхозкоманд, использование труда военнопленных. Правительственные эксперты настойчиво предлагали широко внедрить централизованное планирование, которое, по их мнению, преодолеет «стихию рынка». К уже имеющейся хлебной монополии были введены государственные монополии на уголь и сахар. Правительство также приняло решения, усиливавшие продовольственную разверстку, начатую еще царским правительством. Однако все усилия по централизации вызывали веде -вольет во городских низов и средних слоев. Революционная эйфория в массовом сознании пошла быль. Нарастали недовольство и апатия.
Умеренно-социалистическое, лево-центристекс правительство А. Керенского пыталось лавировать, но безуспешно: социальной базы для тактики лавирования уже не существовало. Усиливалась поляризация общества. И справа, и слева нарастали настроения в пользу «сильной руки». Вопрос был лишь в том, какую политику станет осуществлять «сильная рука», куда она укажет путь, что встретит народ в конце этого пути.
Министр-председатель второго коалиционного Временного правительства А. Ф. Керенский ет?;т одним из популярнейших политических деятедел России этого времени. Начав карьеру адвокатом в громких политических процессах, он стал лидером фракции трудовиков в 4-й Государственной думе, а с марта 1917 г. примкнул к правому крылу партии эсеров. Нет никаких оснований сомневаться в приверженности Керенского общедемократическим взглядам, которые он последовательно проводил и своей политической деятельности. Став в премьер-министром, он пытался примирить предпринимательские и умеренно-социалистические тачала в политике; стремление быть верным обязательствам перед союзниками и неприятие каких-либо территориальных, захватов; уверенность в то’, что можно сохранить целостность России и намерение превратить ее в федерацию народов. Кережл к: • был сторонником президентской республики коСША и, по некоторым данным, намеревал;: : баллотироваться на пост первого президента страны. Но ему недоставало воли и умения верно оце-
политическую ситуацию в стране. Мешало ему и сверхвысокое самомнение.
Довольно ясно ощущая, что возглавляемое им правительство теряет способность управлять, не Емея реальных рычагов воздействия на ухудшающуюся обстановку, Керенский согласился на назначение 18 июля Верховным главнокомандующим Л. Г. Корнилова.
Популярному генералу было 47 лет. Он происходил из казачьей семьи, закончил Академию Генерального штаба, был военным разведчиком, хорошо знал Средний Восток, владел свободно восточными языками. В 1916 г. дерзко бежал из германского плена, сумел перейти линию фронта и вернуться в строй. Был весьма популярен среди офицерства, особенно фронтовиков. До 1917 г. никогда не занимался политической деятельностью, но отличался глубоким патриотизмом. Корнилов был убежден, что возврата к ситуации, существовавшей до 2 марта 1917 г., быть не может, но с болью воспринимал нарастающую разруху и анархию. Он считал главными виновниками происходящего крайне левых радикалов, которые несли смертельную угрозу Российскому государству. Вина же Временного правительства и лично Керенского, по его мнению, состояла в недостаточной решительности в деле наведения порядка на фронте и в тылу. Командуя Юго-Западным фронтом в июне — июле во время отступления армии, Корнилов не останавливался перед публичными казнями мародеров, грабителей, дезертиров.
На Корнилова стали возлагать надежды крупные предприниматели, такие, как Путилов, основавший «Общество за экономическое возрождение России», и Рябушинский, создавший «Республиканский центр». Видя усиление подобных настроений, Керенский попытался перехватить инициативу, созвав 12 августа в Москве Государственное совещание с участием умеренно правых и умеренно левых деятелей. Он надеялся выступить объединителем центристских сил. Однако оказалось, что самой заметной фигурой совещания стал не Керенский, а именно Корнилов, которого восторженно приветствовала публика, буквально неся его на руках. Совещание показа-
ло, что противники левых радикалов готовы к консолидации и решительным действиям. У них появился лидер. Но у них не было времени.
Сам Корнилов не планировал выступления. Он лишь горячо убеждал в необходимости создания трех «армий»: на фронте, в тылу и на транспорте, предупреждая, что без решительных мер фронт рухнет. Корнилов также считал необходимым наделение землей крестьян-фронтовиков в целях создания опоры для власти, прекращение в будущем вмешательства государства в социальные и экономические дела при укреплении собственно государственного и военного аппарата. Пока же все социально-экономические проблемы должны были быть отложены до Учредительного собрания.
Хотя Корнилов никогда не раскрывал своих планов до конца, он предполагал создание сильной руководящей коалиции на патриотической основе: от крупных предпринимателей и авторитетных военных до правых социалистов, например Г. Плеханова. Можно предположить, что на взгляды Корнилова сильное воздействие оказала политическая практика Столыпина.
Корнилов начал готовить меры, как он считал, по наведению порядка в Петрограде в полной уверенности, что Керенский дал на это свое личное согласие. Конный корпус, которым командовал близкий к А. Гучкову генерал Крымов, горская дивизия, верная лично Корнилову, готовились к выступлению. Переговоры и согласования между Керенским и Корниловым велись через третьих лиц. Однако 26 августа, когда корниловские части начали движение к Петрограду, Керенский неожиданно объявил о смещении Корнилова с поста Главковерха. Именно Керенский ввел понятие «корниловский мятеж». Для противодействия Корнилову Керенско му пришлось опереться на широкий фронт левых сил, который объективно включал и большевиков, и умеренных социалистов, и большинство министров Временного правительства. Верные Корнилову люди в Петрограде были слабо организованы и не решились на безнадежное выступление. Корнилов Приказал прекратить движение к столице и добровольно сдал оружие. Ситуация в стране полностью
изменилась. Суть этих изменений состояла в том, что на политической сцене остались только левые силы различных оттенков. Давление справа исчезло. Началась борьба между течениями левых, которая в конечном счете дала власть левым радикалам. Правые силы считали Керенского и его правительство предателями и окончательно отказали им в поддержке. Левые радикалы во главе с Лениным усилили атаки на правительство «корниловца» Керенского. В середине сентября Ленин заявил о необходимости и возможности вооруженного захвата власти большевиками. Но его товарищи по руководству партией помнили неудачу июльского путча и не решились следовать указаниям своего вождя.
После долгих переговоров Керенскому удалось сформировать третье и последнее коалиционное Временное правительство из социалистов, беспартийных и нескольких левых кадетов. Но это правительство окончательно утеряло нити управления страной.
Большевики «подбирают» власть. Окончательная потеря управления правительством отразилась и в массовом разложении привычного порядка, и в катастрофическом росте преступности. Фронт начал распадаться. Армия, лишенная целей войны и сильного командования, потеряла импульс к ведению военных действий. Росли дезертирство и неподчинение приказам. В тылу постоянно жаловались на притеснения и грабежи солдат, других самовольно вооружавшихся групп. Угрозы Керенского в адрес большевиков никого не смущали. Их напор с каждым днем усиливался. Они сосредоточили огонь своей пропаганды на Керенском как на самом слабом звене в правительстве. Обвинения были разнообразны: готовность сдать Ригу и Петроград немцам, стремление не допустить созыва Учредительного собрания. Но одновременно с этим говорилось о его стремлении заключить мир с немцами, чтобы задушить революцию в России, и о полном бессилии правительства. Эта пропаганда падала на подготовленную самим Керенским почву. Многие люди желали хоть какого-нибудь, но все-таки порядка. Этот порядок обещали большевики. В столице их влияние росло. А именно там и ждали решающих собы-
тий. Правительство и верило, и не верило в возможность большевистского выступления, не предстез-::.;ш плана своих действий, постоянно находясь л обсуждении и дискуссиях.
Вернувшийся а начале октября в Петроград Ле-кип был убежден в том, что взятие плаетн — кс1.лю.-; дней. Он не только понимал слабость Времеянего пг-а жительства, что соответствовало реалиям момента. Он был уверен, что налицо все возможности свершить европейскую и мировую революцию, и рассматривал Россию лишь как плацдарм для осуществления этого грандиозного и утопического замысла.
Большевики приобрели мощную поддержку Б лице Советов, которые стали «большевизировать-ся». Это выражалось в принятии членами Советов большевистских резолюций. Большевики не получили новых голосов в Советах обеих столиц. Но .за предложенные ими антиправительственные резолюции голосовали те же люди, что еще несколько недель или месяцев назад решительно отвергали их, В этих условиях Советы стали как бы политическим прикрытием прорыва большевиков к власти. Л. Троцкий, ставший председателем Совета в Петрограде, начал создавать при нем Военно-революционный комитет якобы для организации народной обороны на случай защиты города от немцев. Таким образом, уже к середине сентября большевики имели все структуры для прихода к власти: организованную партию, состоящую из профессионального ядра политических организаторов и множества активных, нетерпеливых рядовых бойцов; Совет — наиболее влиятельный среди всех Советов, служивший в качестве показателя народного волеизъявления; Военно-революционный комитет как таран для нанесения удара в решающий момент.
Дискуссии внутри большевистского руководстве, в частности между Лениным, Троцким, Каменевым и Зиновьевым, не имели решающего негативного значения при общем организационном единстве большевистского руководства. Как правило, все oin подчинялись железной воле Ленина и его угрозам отлучить их от партии. В критические же моменты Ленин мог угрожать собственным выходом из пар-
тии, чего его соратники представить не могли, следуя за своим вождем.
Захват власти в Петрограде осуществлялся «ползучим» образом, в условиях, когда легальная пресса открыто обсуждала вопрос о такой возможности. 17 октября газета «Новая жизнь» сообщила о решении ЦК большевиков взять власть. 21 октября Военно-революционный комитет заявляет, что все приказы командования гарнизона без его санкции недействительны. 22 октября казачьи части, расквартированные в городе, отказываются демонстрировать по Петрограду, так как это может быть воспринято как поддержка Временному правительству.
24 октября министр иностранных дел Терещенко в ответ на вопрос о возможности восстания говорил британскому послу: «Я думаю, что мы сможем его подавить, но я надеюсь, оно произойдет независимо от того, подавим мы его или нет. Я устал от неуверенности и напряжения». Робкие усилия правительства послать отряды для контроля за большевистской типографией или мостами заканчиваются тем, что контроль над ними устанавливают группы, подчиненные ВРК. Восстание уже идет, но этого не замечают ни правительство, ни Ленин, который вечером 24 октября шлет отчаянные записки с требованием вести себя решительно. Фактически борьба шла между силами, активно поддерживавшими большевиков и насчитывавшими не более 7 тыс. (по другим подсчетам, 12 тыс.) и силами, защищавшими Временное правительство и насчитывавшими 2.тыс. (по другим подсчетам, до 5 тыс.) человек. В целом же граждане Петрограда проявили поразительную пассивность. Утром 25 октября Ленин обратился «К гражданам России» с извещением о низложении Временного правительства, а также о создании нового, советского правительства. Но Зимний дворец еще не был взят. Вечером 25 октября началось постепенное проникновение в резиденцию правительства групп солдат, матросов и красногвардейцев. Немногочисленные защитники Зимнего или уходили из дворца, или сдавали оружие. Никаких жертв в боях 24—25 октября не было, вопреки позднейшим сведениям. Разложение власти и общая апатия достигли такого уровня, что взятие власти в Пет-
рограде произошло бескровно. Наконец в 2 часа 10 минут 26 октября остатки Временного правительства, заседавшие в Зимнем (Керенский выехал из города за подкреплениями еще 24 октября) были арестованы. Начала утверждаться новая власть.
Под Петроградом Керенский попытался собрать силы для похода на столицу. Но даже там, обходя тех, кто согласился идти с ним, премьер-министр столкнулся с нежеланием одного из офицерок пожать ему руку. 4Я — корниловец»,— объяснил офицер. Для этого похода Керенскому и генералу Краснову удалось собрать около 700 человек.
Но и солдаты Петроградского гарнизона не стремились воевать. В конце концов сводный отряд из моряков, рабочих и солдат под командованием добровольца-полковника, согласившегося возглавить отряд из личной ненависти к Керенскому, остановил наступавших под Пулковскими высотами у города. В самом Петрограде социалисты разных оттенков, в том числе и из профсоюза железнодорожников, наивно предлагают Ленину поделиться с ними властью и создать «однородное социалистическое правительство». Но новый глава правительства не верил, в отличие от Керенского, в такие коалиции. Некоторые из колеблющихся большевиков в знак протеста решили выйти из правительства Ленина. Он же с самого начала показал, что этим его не запугаешь. Колеблющиеся соратники, как всегда, недолго противоречили Ленину, признав свои ошибки.
Советская власть распространялась по стране без серьезного сопротивления. Только в Москве была попытка оказать отпор большевикам, но она реши тельно и безжалостно, вплоть до обстрела Кремля, была подавлена. К концу февраля 1918 г. новая власть, вопреки прогнозам, укрепилась в большинстве губерний России.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ Из Декларации Временного правительства 1 марта 1917 г.
Граждане!
Временный комитет членов Государственной думы при содействии и сочувствии столичных войск и населения достиг
в настоящее время такой степени успеха над темными силами старого режима, который дозволяет ему приступить к более прочному устройству исполнительной власти… В своей настоящей деятельности кабинет будет руководствоваться следующими основаниями:
1. Полная и немедленная амнистия по всем делам, политическим и религиозным, в том числе: террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.
2. Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями.
3. Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений.
4. Немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны.
5. Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления.
6. Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования…
Из статьи В. М. Чернова
…К моменту свержения самодержавия и в первый период после победы (Февральской) революции крупные деятели революционной демократии были абсолютно незнакомы с техникой государственного управления и аппаратом его. Даже среди кадетов, старой опытной партии, многие чувствовали себя «недостаточно подкованными» в этой области.
Из документов Политуправления военного министерства (июль 1917 г.)
3 июля большевики явились в Петропавловскую крепость и предъявили ордер на выдачу 3 тыс. винтовок с патронами.
Постановление Временного правительства: всех участвовавших в вооруженном выступлении против государственной власти арестовать и привлечь к ответственности как за измену родине.
Сообщение Петроградской судебной палаты для привлечения Ульянова (Ленина), Апфельбаума (Зиновьева), Коллонтай, Раскольникова и Рошаля к ответственности за попытку свержения государственного строя и государственную измену.
Получены сведения: Ленин и Троцкий довели до сведения следственных властей: первый о своем желании передать себя в руки следственных властей. Второй — с просьбой задержать его из-за боязни самосуда толпы.
9 июля арестован редактор «Правды» Каменев.
Ленин и Зиновьев заявили, что они отказываются добровольно отдаться в руки властей.
Из «Очерков русской смуты» А. И. Деникина
Корниловское «дело», «выступление», «заговор», «мятеж» — вот в каких терминах определялись трагические события конца августа, связанные с именем Корнилова. Обстановка, однако, по природе своей была несравненно сложнее и, захватывая широкие круги русской общественности, не может быть втиснута в узкие рамки таких определений. Гораздо правильнее назвать эти события — корниловским движением, оставляя за актом, имевшим место 27—31 августа, название корниловского выступления.
Итак, по личному твердому и искреннему убеждению и под влиянием общественного мнения Корнилов видел в диктатуре единственный выход из положения, созданного духовной и политической прострацией власти. Формы диктатуры определялись весьма разнообразно ке в сипу личного честолюбия, в чем тщится обвинить Корнилова Керенский, а исключительно как мучительное искание наилучшего и наиболее безболезненного разрешения кризиса власти.
Из книги Л. Д. Троцкого «История русской революции»
Важнейшая черта политического режима, согласно известному английскому афоризму, состоит в том, чтобы ставить надлежащих людей на надлежащее место. Как выглядит под этим углом зрения опыт 1917 г.? В первые два месяца Россией повелевал еще, по праву наследственной монархии, обделенный природой человек, веривший в мощи и подчинявшийся Распутину. В течение дальнейших восьми месяцев либералы и демократы пытались со своих правительственных высот доказать народу, что революции совершаются для того, чтоб все осталось по-старому. Немудрено, если эти люди прошли над страною как зыбкие тени, не оставив следа. С 25 октября во главе России стал Ленин, самая большая фигура русской политической истории. Его окружал штаб сотрудников, которые, по признанию злейших врагов, знали, чего
хотели, и умели бороться за свои цели. Какая же из трех систем оказалась в данных конкретных условия* способной вдеинуть надлежащих людей на надлежащие места?
Историческое восхождение человечества, взятое а це-гом, можно резюмировать как цепь побед сознания над слепыми силами в природе, з обществе, в самом человеке. По сравнению с монархией и другими наследиями антропофагии и пещерной дикости демократия предстазляет, конечно, большое завоевание. Ко она оставляет нетронутой спелую игру сил в социальных взаимоотношениях людей. Именно на эту наиболее глубокую область бессознательного впервые поднял руку Октябрьский переворот.

Добавить комментарий