РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В РОССИИ (1917 — 1921). УКРЕПЛЕНИЕ НОВОЙ ВЛАСТИ

Переход к однопартийному государству.
Удачный захват власти в России в октябре 1917 г. и распространение ее на большую часть страны побудили большевистское руководство во главе с Лени-
ным предпринять решительные действия по укреплению своих позиций. Новое советское правительство первоначально не имело каких-либо реальных рычагов воздействия на всю систему управления страной. Направления эмиссаров на места, овладение линиями связи, налаживание системы передачи приказов из центра и контроль за их исполнением стали первоочередными задачами послеоктябрьского периода. Большевики отбросили политические сантименты, не собираясь идти по пути Керенского и его предшественников. Нерешительность не была им свойственна. Очень скоро они поняли, что их собственные иллюзии об «уничтожении буржуазного» государства и его репрессивных органов несбыточны. Они быстро прекратили опыты с рабочим самоуправлением, добровольным формированием новой армии и «всеобщим вооружением трудящихся», то есть с теми лозунгами, с которыми они пришли к власти. Чтобы закрепиться у власти, им требовалась действенная репрессивная машина. Вот почему столь быстро были сформированы милиция, чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, система трибуналов.
Старое местное самоуправление было повсеместно ликвидировано. Наконец, новой власти требовалась сильная армия. Если до октября 1917 г. большевики яростно обвиняли правительство в стремлении насадить в армии жесткую дисциплину, то теперь Л. Троцкий, приступивший к созданию Красной Армии, добился санкций на введение смертной казни за невыполнение приказа не только для отдельных бойцов, но и для целых частей.
До октября большевики выступали горячими сторонниками свободы печати. Одним из первых декретов стал декрет, на практике подорвавший и уничтоживший всю оппозиционную прессу.
В случае необходимости новое правительство не боялось выступить против Советов, хотя оно и называлось советским. Так весной 1918 г. в деревне были учреждены комитеты бедноты, которым передавалась власть в противовес сельским Советам, где пользовались влиянием зажиточные крестьяне. Комбеды имели право на получение 25% от конфискованного имущества. Практиковались внесудебные казни, взятие заложников, создавались концентрационные лагеря.
До октября 1917 г. большевистская пропаганда утверждала, что именно большевики являются наиболее стойкими защитниками идеи Учредительного собрания. Выступая 25 октября на II съезде Советов Ленин публично обещал передать «Декрет о мире» и «Декрет о земле» на утверждение Учредительного собрания. Отметим, что после долгих проволочек и переносов Временное правительство выработало положение о выборах и назначило их дату. Большевистское правительство, еще не завершившее создание своих структур, вынуждено было пойти на выборы в ноябре 1917 г. При подготовке к выборам большевики совершили важный политический маневр, вступив в правительственную коалицию с оформившейся партией левых эсеров, предоставив им несколько правительственных портфелей. Эта коалиция просуществовала до марта 1918 г., когда левые эсеры вышли из Совнаркома (советского правительства).
Выборы проходили по самому демократичному в тогдашнем цивилизованном мире законодательству. Социалистические партии набрали около 60% голосов, большевики — около 25%, буржуазно-либеральные партии — около 16%, а остальные голоса достались национальным партиям, кооперативным и иным союзам. Для большевиков это означало поражение, которое они не собирались признавать. Односторонним актом депутатских мандатов были лишены избранные кадеты, а их партия запрещена. В день открытия Учредительного собрания в Петрограде, 5 января 1918 г., была расстреляна демонстрация интеллигенции, студентов и рабочих в поддержку собрания. Число жертв расстрела превышало число жертв 9 января 1905 г. В ночь на 6 января Учредительное собрание было распущено под предлогом отсутствия кворума, а вскоре собрался III съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, где большевики обеспечили себе подавляющее преимущество. Съезд с восторгом утвердил «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», в соответствии с которой Россия объявлялась федеративным государством, хотя
ципы федерации не раскрывались. Но глазное заключалось в том, что этим же документом Россия объявлялась государством «диктатуры пролетариата».
Ленину, казалось, удается все, за что бы он ни брался. В эти месяцы в кругу близких соратников он не раз утверждал, что через несколько месяцев в России будет построен социализм. Так идеологическая утопия сочеталась с жестоким прагматизмом в борьбе за власть. Окончательное закрепление новой власти в законодательстве произошло в июле 1918 г., когда была принята Конституция РСФСР, или Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, как стало называться новое государство.
В соответствии с этой Конституцией граждане не были равны в своих правах. Избирательных прав лишались все лица, «прибегающие к наемному труду священнослужители и т. п. Выборы были не прямыми, не тайными, многоступенчатыми. Ошибки с Учредительным собранием большевики не повторяли. Но даже для тех, кто сохранял избирательные права, их равенства не существовало, ибо голос одного рабочего приравнивался к голосам пяти крестьян. Так 10 июля 1918 г. возникла новая правовая система советского типа, которая, видоизменяясь, просуществовала в стране до 21 сентября 1993 г.
Брестский мир. Идея заключения сепаратного мира между странами Четверного союза и Россией вынашивалась в Берлине и Вене еще с весны 1917 г. Военные и политические руководители Германии и Австро-Венгрии пришли к выводу, что одержать победу на Западном фронте без завершения военных действий на Восточном не удастся. Вот почему они стремились тайно поддерживать любые движения в России, так или иначе выступавшие против войны, в том числе и партию большевиков.
Большевики же, придя к власти под официально провозглашенными лозунгами «мира без аннексий и контрибуций», на деле лелеяли планы развертывания европейской и мировой революции. Различия в самом большевистском руководстве существовали лишь по тактическим вопросам, по способам реализации этой идеи. На них также оказывало мощное
давление состояние армии. По мнению Ленина, «крестьянская армия» была способна повернуть СЕОИ штык» против большевиков. Таким образом, новому правительству предстояло решить триединую ,?адс.ггу: сохранить власть, нейтрализовать разложившуюся ьрчию и развернуть европейскую революцию.
Нейтрализация армии была осуществлена как уничтожением Главковерха генерала Н. Н. Духонина, так и призывом Ленина к фронтовым дквигкям самим заключать соглашения с немцами о прекращении огня. Немцы охотно шли на такие соглашения, перебрасывая освободившиеся силы на Западный фронт для продолжения там военных действий. 20 ноября качались переговоры в Брест-Литовске. Место для переговоров выбрала Германия.
Наряду с делегацией советского правительства к переговорам подключилась делегация Рады, заявившая о провозглашении независимости Украины. Поскольку большевики выдвигали требование признания права народов на самоопределение, им пришлось пойти на признание полномочий украинской делегации. Германия и Австро-Венгрия сделали важные территориальные уступки Украине, но предъявили жесткие территориальные претензии советским представителям России. Формально первоначальные территориальные претензии Германии состояли в том, чтобы советская делегация признала отделение от бывшей Российской империи тех территорий, которые и так уже отошли от нее: Финляндии, Польши и Прибалтики.
Но большевики тянули с подписанием мира. В их руководстве развернулась ожесточенная дискуссия, сводимая к дилемме: мировая революция или сохранение власти? Преобладали сторонники разжигания «мировой революции», что на практике означало объявление Германии и ее союзникам «революционной войны». Деятели такого толка, как, например, Н. Бухарин, были уверэны в том, что германские и европейские рабочие немедленно их поддержат. Бухарин и его сторонники .лишь пытались последовательно провести в жизнь то, в чей их убеждал сам Ленин накануне октября 1917 г.
Другой видный большевик, Л. Троцкий, выдвинул несколько иную формулу: «Ни мира, ни войны,
армию распустить». Проведение в жизнь такой тактики основывалось на расчете, что Германия все равно не в силах провести крупных наступательных операций на Восточном фронте, даже в том случае, если русской армии будет дан приказ о демобилизации. К тому же она позволяла развеять растущее убеждение, что большевики пошли на сепаратные переговоры из-за своих давних, в том числе и финансовых, связей с Германией. Наконец, Троцкий рассчитывал, что немецкое наступление может вызвать взрыв возмущения в самой Германии, который перерастет в революцию.
Ленин постоянно оставался в меньшинстве. Его влияние в руководстве партии и в советском правительстве стремительно падало. Но он упорно стоял на своем, считая главной задачей сохранение власти любой ценой. Удержав власть, можно было удержать главное: базу для мировой революции. А в ее неизбежности Ленин не сомневался.
10 февраля Троцкий декларировал на переговорах: «Мы выходим из войны, но вынуждены отказаться от подписания мирного договора». Троцкий основывался на санкции, полученной от большинства партийного руководства. Ленинские предложения о немедленном мире регулярно проваливались в большевистском ЦК. Но Германия решила воспользоваться выступлением Троцкого по-своему. Если вначале она заявила о продолжении перемирия, то уже через несколько дней отозвала свое заявление и 18 февраля начала наступление, заняв за следующие 6 дней Минск, Полоцк, Оршу, Таллин (Ревель) и множество мелких и средних городов. Немцы наступали небольшими отрядами, максимум в несколько десятков или сот человек, не встречая серьезного сопротивления, вступая в фактически оставленные города. Порой они просто объявляли занятыми города, в которых не было иных войск. Даже Ленин говорил «…об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую ли-яию, не говорим уже о бегстве, хаосе, близорукости, разгильдяйстве». Реально германцам могли противостоять лишь несколько отрядов в 40—50 человек матросов, красногвардейцев и добровольцев из числа солдат. Но этого было явно недостаточно для противодействия незначительным силам германцев. Фронт окончательно рухнул. Попытки организовать запись добровольцев в Петрограде дали ничтожный результат. На этом фоне Ленин добился принятия германского ультиматума и резолюции ЦК большевиков в пользу подписания мира с немцами и их союзниками. Решение о «похабном», по оценке самого Ленина, мире большевики приняли 23 февраля 1918 г. Ультиматум содержал колоссальные территориальные и материальные требования. Все они были приняты. 3 марта мир был подписан и вскоре ратифицирован очередным съездом Советов. Ленин укрепил свое положение во властных структурах партии и нового государства. Его влияние упрочилось. «Крестьянская армия», которой он опасался, перестала существовать. Более того — крестьяне и солдаты укрепили на том этапе советскую власть.
Война на Западном фронте продолжалась еще свыше восьми месяцев. Германия и ее союзники так и не смогли воспользоваться своим брест-литовским успехом. Лавры победителей в мировой истории достались западным демократиям. Россия, обеспечившая миллионами жизней победу над Четверным союзом, оказалась вне стран-победительниц. Германия была унижена Версальским договором. Извращенной реакцией на такое унижение стала победа в Германии национал-социалистов, развязавших через 21 год новую мировую войну.
Красные и белые. Разгон Учредительного собрания, Брестский мир вызвали недовольство, резкое неприятие большинства активных политических сил: от монархистов до з’меренных социалистов. Но этих сил для сопротивления пусть еще слабому, но показавшему умение удерживаться любыми средствами советскому правительству, было явно недостаточно. Отдельные очаги сопротивления первоначально подавлялись большевиками относительно легко. Но в стране, особенно в городах, резко обострялась продовольственная проблема. Одним из ключевых обещаний большевиков было обещание накормить трудящихся городов. Однако голод усиливался. Нормальные рыночные отношения в стране были окончательно расстроены. Единая денежная система ни существовала. К тому же новая советская, нлаегь, ее вожди были последовательными сторонниками ликвидации рьгака вообще, видя в вен систему отношений, постоянно порождающую ненавистный им капитализм. Весной 1918 г. усиливается роквизиторно-распределлтельная политика большевиков: укрепляется хлебная монополия, образуются комбеды, в деревню посылаются чрезвычайные продовольственные отряды. Крестьянство центральных областей России до этого активно не выступало против большевиков, занятое стихийной демобилизацией и возвращением к хозяйству. Но с весны 1918 г. в настроениях крестьянства происходит перелом. Оно все более выражает свое недовольство новой властью. Ситуация стала меняться не в пользу Советов. Главной силой, противостоявшей им, становится так называемая «демократическая контрреволюция», объединявшая преимущественно эсеров и другие умеренно-социалистические партии и группы. Они выступали под флагом восстановления демократии в России и возврата к идеям Учредительного собрания. Эти группы создали к лету 1918 г. свои региональные правительства: в Архангельске, Самаре, Уфе, Омске, а также в других городах.
Параллельно с «демократической контрреволюцией» начинает формироваться военно-патриотическая контрреволюция из числа офицеров. Генералы Алексеев и Корнилов создают на Дону Добровольческую армию. Но ее численность оказалась невелика, она не обладала значительными вооружениями и боеприпасами. 17 апреля 1917 г. осколком случайного снаряда был смертельно ранен генерал Л. Корнилов. Занятие немцами в соответствии с условиями Брестского мира области Войска Донского поставило добровольцев в сложнейшее положение. Они не признавали ни власти Советов, ни немецкой оккупации, но силы их были ограниченны.
Реальной политической силой стала «демократическая контрреволюция», которая смогла опереться на чехословацкий корпус. Чехи и словаки, не желавшие воевать за интересы Австро-Венгрии и активно переходившие на сторону России, сформировали 50-тысячный корпус для борьбы на Восточном фронте за независимость своей страны. Брестский
мир привел их к убеждению, что большевики предали их, и они з большинстве своем были настроены крайне антибольшевистски. Одновременно в их среде выделились и группы, симпатизировавшие новому режиму в России.
Подозрительное и презрительное отношение к чехам со стороны местных советских властей привело их к вооруженному выступлению. На железнодорожных ветках от Челябинска до Самары чехосло-ваки были единственной организованной вооруженной силой. Эти территории они и брали под свой контроль. Параллельно в стране нарастали антисоветские крестьянские хлебные бунты. Офицерские организации делали попытки осуществить восстания Е городах центра России. В начале августа чехо-словаки заняли Казань и совместно с вооруженными отрядами самарского правительства, называвшегося «Комитет членов Учредительного собрания» (КОМУЧ), намеревались идти на Москву.
К этому времени Л. Троцкому, сочетавшему жесточайшие меры по наведению дисциплины и привлечение в Красную Армию старого офицерства, удалось создать регулярную боеспособную армию. Офицерство привлекалось как принуждением (в качестве заложников брали членов семей офицеров), так и добровольно. К новой армии примыкали, как правило, те, кто считал, что в старой армии они не реализовали свои профессиональные способности. Историческим парадоксом стал тот факт, что в Красной Армии оказалось больше офицеров из царской армии, чем на стороне антибольшевистских сил. Красная Армия нанесла ряд чувствительных поражений силам «демократической контрреволюции». Среди вождей последней, как это бывает обычно при поражениях, резко усилились разногласия, склоки. Реакцией на случившееся стало стремление вновь найти «сильную руку». 18 ноября 1918 г. военный министр объединенного антибольшевистского правительства в Омске адмирал А. В. Колчак заявил о переходе всей полноты власти в свои руки и стал «верховным командующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России». Он также был объявлен Верховным правителем. Адмирал Колчак являлся известным ученым-гидрографом, участником нескольких риско-
ванных походов на Крайнем русском Севере. В 1917 г. командовал Черноморским флотом, готовя его к операции по захвату черноморских пролтгь = После прихода большевиков к власти эмигрировал, но добровольно вернулся в Россию, чтобы возгла вить белое движение.
Именно оно с осени 1918 г. становится главней силой антибольшевистского сопротивления. Gc;;’>> ной идеей этого движения было восстановление боеспособной армии для отпора большевизму и возрождение «великой, неделимой России». Белое движение не было многочисленным. В момент пика своего развития в феврале 1919 г. все белые армии на Востоке, Западе, Севере, Юге и на Северном Кавказе насчитывали с тыловыми частями немногим более полумиллиона человек. По своей численности они явно уступали Красной Армии, в которой численность только одного из самых непреклонных ударных отрядов — интернационалистов, среди которых были немцы, венгры, югославы, китайцы, латыши и другие, превышала 250 тыс. человек.
В рядах белых оказались различные политические силы: от правых социалистов до яростных монархистов. Выработать при таких условиях единую идейно-политическую платформу оказалось почти невозможным. Военные же лидеры по природе своей не смогли уделять внимание этим вопросам столь интенсивно, как это делали вожди большевиков, В общих чертах большинство белых признавало реалии политической и общественной жизни, произошедшие в России до 25 октября 1917 г. Их документы гарантировали в будущем, после победы, свободу печати, собраний, вероисповеданий, защиту прав собственности. Но конкретное их решение переносилось на тот период, когда большевизм будат разгромлен и новое Учредительное собрание или новый Земский собор решат вопрос о форме власти и собственности в будущей России. Трагическим для белого движения стал отказ от его поддержр;и значительной части гражданской интеллигенции, находившейся в состоянии апатии и неверия. Этот разрыв привел к тому, что белым не удалось наладить в тылу нормальное гражданское управление. Им вынуждены были заниматься военные, не имевшие серьезного опыта для такой работы и допускавшие непоправимые ошибки. Насильственные реквизиции без финансовых гарантий оттолкнули от него крестьянство, первоначально одобрительно относившееся к белым как к людям, изгоняющим большевиков.
Так как белое движение носило ярко выраженный национальный, российский характер, оно вызывало значительные опасения у союзников, которые преследовали в России свои интересы. Между ними уже были достигнуты договоренности о сферах влияния в будущей России. Эти же цели преследовала высадка союзных войск на Севере, Юге и Дальнем Востоке. Участия в боевых действиях совместно с белыми армиями не было. Но сам факт их высадки использовался большевистской пропагандой для возбуждения недоверия к белому движению. Помощь же союзников финансами, вооружениями и обмундированием носила ограниченный характер и не могла оказать воздействия на ход боевых действий.
На судьбу белого движения влияло как отсутствие реальной аграрной программы (хотя бы в духе Столыпина или Корнилова), так и невозможность установления контактов с национальными движениями даже антибольшевистского толка. Ведь эти движения, как, например, на Украине и на Кавказе, выступали за отделение от России, чего в силу воспитания и убеждений белые принять не могли.
Тем не менее борьба развивалась с переменным успехом. Как минимум дважды, весной 1919 г., когда армия Колчака продвигалась от Уфы к Волге, и в начале осени 1919 г., когда армии генерала А. Деникина овладели Орлом и Воронежем, угрожая взятием Москвы, советское правительство и Красная Армия оказывались в критическом положении. Казалось, что военный успех вот-вот наступит. Но каждый раз он не приходил. К началу 1920 г. белое движение оказалось обезглавленным. Был выдан красным и казнен ими А. Колчак. Эмигрировал после поражений генерал Деникин.
Красные сумели довести численность своей армии к началу 1921 г. до более чем четырех миллионов человек. Ядро этой армии, состоявшее из политического и командного состава, было спаяно же-
лезасгй дисциплиной. Планирование операций осуществлялось высококвалифицированными специалистами, многие из которых воевали с 1914 г. Так, на службе в Красной Армии находилась значительная масть штаоа генерала Брусилова. Быстрый рост числ’:л;юсти грмии давая возможность выдвижения наверх молодым людям, таким, как, например, буду щм и маршал Тухачевский. Как и всякая революционная армия, Красная Армия выдвинула немало сверхэнергичных, ко малообразованных и анархически настроенных самородков. Однако с самого начала создания ее основным бичом было массовое дезертирство. Только за 1919—1920 гг. из Красной Армии дезертировали 2 млн 846 тыс. человек. Можно предположить, что за 1918—1921 гг. эта армия из-за дезертирства обновилась почти наполовину. Дезертирство было характерно не только для Красной, но и для белой армии. Дезертиры пополняли многочисленные отряды и банды, громили деревни и города, устраивали национальные погромы. Законы войны, воинской дисциплины не распространялись на обе армии, воевавшие в годы революции. Такова трагическая сторона любой революционной, гражданской войны. Палитра гражданской войны не исчерпывается противостоянием красных и белых. Можно говорить и о «зеленом движении», третьей силе, крестьянстве.
«Белый Крым», польский поход и крестьянская война. К началу 1920 г. советской власти удалось установить контроль почти над всей не отделившейся от бывшей империи территорией страны. Остатки белых армий Юга России под руководством нового командующего генерала барона П. Н. Врангеля заперлись в Крыму, предпринимая отдельные вылазки. На Дальнем Востоке была образована формально независимая, но фактически находившаяся под сильным влиянием Москвы Дальневосточная Республика. Независимые республики еще существовали на Кавказе. Казалось, победа была почти достигнута. Но на протяжении 1920 г. лишь 20% Красной Армии участвовало в боевых действиях против белых, остальные же несли службу внутри страны по охране городов, дорог, воевали с крес-
тьянскими повстанческими отрядами. При этом армия потребляла четверть всей имевшейся муки, половину запасов круп, 60% мяса и 90% мужской обуви. Складывалась ситуация, при которой армия, расположенная на территории страны, населенной крестьянством, потребляла вместе с властно-бюрократическим аппаратом, который возрос по сравнению с 1913 г. почти в 2,5 раза, большую часть производимой крестьянством продукции. Крестьянство вынуждено было все это бесплатно отдавать для нужд властных структур. Недовольство крестьян нарастало, возникали вооруженные очаги сопротивления. Дело усугублялось систематическим разрушением традиционного уклада жизни, и прежде всего церквей, защитники которых отчаянно шли под пулеметы, на верную смерть.
Но Ленин и его окружение считали все эти факты второстепенными. Военные успехи, сведения о волнениях в Западной и Восточной Европе вновь оживили в них страсть к мировой революции. Коридором для прорыва в Европу стала Польша. Во главе Польши стоял Ю. Пилсудский — в молодые годы социалист и хороший знакомый брата Ленина А. Ульянова, а затем убежденный националист. Польша имела виды на часть территории Украины, желая установить свое влияние и на Украине в целом. Пилсудский отказался от ведения военных действий в период наступления Деникина на Москву, оказав поддержку ленинскому правительству. Ленин же в свою очередь предполагал, что после окончания военных действий против Деникина мощь Красной Армии будет направлена против Польши. Но Пилсудский опередил Ленина и командование Красной Армии. Воспользовавшись формальным соглашением с украинским националистическим и одновременно социал-демократическим правительством С. Петлюры, польские войска перешли польско-украинскую границу и в начале мая 1920 г. заняли Киев. Впервые в своей практике советское правительство использовало войну с ноля-ками для массовой пропаганды патриотических настроений, опробовав тем самым ставший впоследствии популярным «социалистический» патриотизм. В определенном отношении это был возврат к
тому типу патриотизма, который проповедовали умеренные социалисты после марта 1917 г. и про тив которого большевики отчаянно выступали.
Но патриотизма достало только до той поры, по ка территория Украины (и частично Белоруссии) не была освобождена от поляков. Далее ставка делалась на интересы интернациональной, мировой революции. Первоначально успешное наступление Красной Армии еще более укрепило большевистское руководство в правильности избранного момента. Народный комиссар по делам национальностей И. Джугашвили — Сталин разрабатывает в июне 1920 г. план объединения РСФСР, Польши, Германии, Венгрии в конфедеративное государство. Сам Ленин, когда части Красной Армии подходили к Варшаве, выражал уверенность в том, что буржуазная Европа трещит по швам.
Но Красная Армия была разгромлена под Варшавой. Население Польши не поддержало большевиков. Помощь европейских стран Польше была куда больше, чем их помощь белому движению в России. Командование Красной Армии не сумело наладить взаимодействие фронтов. Комплекс политических и военных ошибок, развитие Европы по укоренившемуся там буржуазному пути не позволили в очередной раэ реализовать планы мировой революции.
С завершением «польской кампании» встал вопрос о Крыме. П. Врангель, закрепившийся там с остатками Добровольческой армии, стремился извлечь уроки из ошибок своих предшественников. Оя пригласил к сотрудничеству видных русских интеллектуалов и администраторов. Среди них выделялись А. В. Кривошеий, один из ближайших сотрудников П. Столыпина, и П. Струве, философ, экономист, общественный деятель. Врангелю удалось восстановить порядок в войсках. Было провозглашено начало земельной реформы. Разъяснение от имени Врангеля от 25 мая 1920 г. гласило: «Сущность земельной реформы проста… Земли, хоть и без немедленного размежевания, передаются в вечную наследственную собственность каждого хозяина. Такой порядок землепользования всего более обеспечит хорошее ведение хозяйства. Этим устанавливается коренное отличие ныне осуществляемой зе-
мельной реформы от всяких опытов коммунистического характера, столь ненавистных русскому крестьянству». Иными словами, объявлялось, что земли передаются в крестьянскую собственность по факту их обработки. Возврата земли старым владельцам-помещикам не будет. Сам Крым в 1920 г., несмотря на военные и хозяйственные трудности, стал единственной территориальной единицей Европы, откуда продовольствие, зерно вывозили в другие страны. Стратегию Врангеля можно назвать «стратегией кокона». Он понимал, что сил для борьбы с Красной Армией явно недостаточно. В лучшем случае их хватит лишь на оборону Крыма. Но если продержаться какое-то время, то крестьянство целых уездов, губерний, недовольное своим положением при советской власти, но привлеченное реформой и гарантированной земельной собственностью, будет отпадать от власти Советов и как нить на кокон наматываться на Крым. Это даст возможность пополнить армию, получить продовольствие и выиграть войну. Первым этот необъявленный замысел понял Ленин, потребовавший «покончить с Врангелем до зимы». Он понял, что соединение возрождаемого белого движения и крестьянских масс создаст силу, перед которой устоять будет крайне трудно. Один из самых способных и жестких военачальников Красной Армии, М. Фрунзе, осуществил распоряжение Ленина, сконцентрировав многократно превосходящие Врангеля силы, бросив в бой са- мые стойкие части. Врангель осознал невозможность сопротивления и приложил усилия для организации эвакуации. В конце ноября 1920 г. красные взяли Крым. Оставшимся офицерам Фрунзе гарантировал жизнь и работу, но вскоре после его отъезда из Крыма большинство офицеров белой армии были расстреляны. Так закончилась крымская эпопея.
К концу 1920 г. крестьянское антиправительственное движение усилилось, превратившись в самую настоящую войну, отчаянный бунт, такой жа традиционный для России, как бунты Разина и Пугачева. Однако единого руководства, одного вождя эта война не имела. Крестьянские антисоветские бунты сотнями возникали начиная с 1918 г. Часто крестьянские вооруженные формирования выступали как
против белых, так и против красных, сохраняя свою автономию. К концу 1920 г. в черноземной России, на Украине, в Западной Сибири действовали десятки и сотни повстанческих крестьянских армий. Постепенно крестьяне начали вырабатывать, как правило, без помощи профессиональных политиков, собственные требования. Они включали: созыв нового Учредительного собрания, ликвидацию продразверстки и продотрядов, передачу земли тем, кто ее обрабатывает, отмену деления народа на «классы и партии», денационализацию промышленности. Часть крестьян признавала Советы, но требовала удаления из них коммунистов. В конечном счете все крестьянские требования сводились к двум лозунгам: «За Советы без коммунистов» и «За свободу торговли».
Крестьянское движение подавлялось властями с исключительной жестокостью. Впрочем, и крестьяне-повстанцы также ожесточенно боролись со своими противниками. Женщины и дети из повстанческих сел в зимнее время заключались в концлагеря под открытым небом без пищи и тепла. Целые села предавались огню. Против повстанцев Тамбовской губернии по приказу Тухачевского было применено химическое оружие. Лучшие военачальники Красной Армии и ее отборные части посылались против восставших крестьян.
Только когда волнения охватили рабочих крупных городов и часть флотских и армейских подразделений, советская власть пошла на уступки, отказавшись от наиболее жестоких и ненавистных завоеваний революции. В марте 1921 г. революцию в России можно считать завершенной.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из листовки по материалам декрета
III Всероссийского съезда Советов рабочих,
солдатских и крестьянских депутатов (январь 1918 г.)
«Вся власть Учредительному собранию!» — крикнул царский генерал Каледин с Дону.
«Вся власть Учредительному собранию!» — вторит ему черносотенный Дутов с Урала.
«Вся власть Учредительному собранию!» — ynH»«.v,, ™„ рываясь, выкрикивает вся буржуазная капиталистическая печать, все лжесоциалисты правых оборонческих партий.
Вся черная рать, все явные и тайные враги трудового народа и его лицемерные лживые друзья объединились на одном лозунге, сошлись в одной крепости, чтобы оттуда атаковать и взять обратно все драгоценные завоевания Октябрьской революции.
«Вся власть Советам Крестьянских, Рабочих и Солдатских депутатов»,— мощно и смело ответила на это вся необъятная революционная трудовая Русь.
На этой позиции все враги Рабоче-Крестьянской революции, все ее мнимые друзья, соглашатели и ложные социалисты решили дать завоеваниям трудящихся масс окончательный решительный бой, пробовали нанести смертельный удар…
Предательский удар был отведен. Учредительное собрание было последней надеждой отброшенной от власти буржуазии, последним оплотом ложных друзей народа — социалистов-соглашателей, и даже помещики искали в нем защиты от передавших крестьянам землю — Советов.
Помещики и капиталисты знают, что власть сейчас в твердых руках; они прекрасно понимают, что Советы с революцией не шутят, что земля на деле, а не на словах только передана ими крестьянам, что Советы ведут самые энергичные переговоры о мире; они знают, что Советы не вернут им отобранных банков и доходных домов, что ни на какие соглашения, ни на какие уступки Советы не пойдут и богачам придется раз навсегда отказаться и от своих прибылен и от своего векового господства.
Советы для буржуазии смертельный враг, враг не на жизнь, а на смерть!
Вот почему и Милюков, и Каледин, и Пуришкевич из сил выбиваются, чтобы вырвать впасть из рук Советов и передать ее Учредительному собранию.
А туда, в Учредительное собрание, собирались их старые друзья, которых бояться нечего,— правые социалисты-революционеры, Милюков и Терещенко уже работали с ними в коалиционном министерстве. Эти только на словах страшны, на деле совсем не опасны. Керенский, Чернов, Гоц и Авксентьев, правые с.-р. (эсеры), которые в большинстве пробрались в Учредительное собрание, давно показали, что они умеют защитить капиталистов не хуже, чем сами кадеты, что
на них можно положиться и что лучших адвокатов им себе не найти. Они писали 8 месяцев законопроекты о передаче земли крестьянам и арестовывали неугодные помещикам земельные комитеты; они 8 месяцев говорили о мире и вели народ в наступление проливать кровь за интересы русской, французской и английской буржуазии; они говорили о поднятии народного благосостояния и довели страну до голода, до разорения, до полной разрухи, доставшейся теперь от них в наследство советской власти…
5 января было созвано Учредительное собрание, и для того, чтобы яснее обнаружился перед всей страной истинный его характер,— ему ребром был поставлен вопрос: признает ли оно Власть Советов. Гордо и самоуверенно отказалось Учредительное собрание ответить на этот вопрос, отклонив обсуждение предложенной ему Декларации и тем встало открыто против Советов, этого самого драгоценного приобретения Октябрьской революции.
Тогда полномочный орган российского трудового народа Центральный Исполнительный Комитет Советов Крестьянских, Рабочих и Солдатских депутатов объявил Учредительное собрание распущенным и провозгласил, что вся власть отныне принадлежит трудовым народным Советам в центре и на местах.
Из Программы Российской коммунистический партии (большевиков) (март 1919 г.)
Октябрьская революция 25 октября (7 ноября) 1917 г. в России осуществила диктатуру пролетариата, начавшего при поддержке беднейшего крестьянства или полупролетариата созидать основы коммунистического общества. Ход развития революции в Германии и Австро-Венгрии, рост революционного движения пролетариата во всех передовых странах, распространение советской формы этого движения, т. е. такой, которая направлена прямо к осуществлению диктатуры пролетариата, все это показало, что началась эра всемирной пролетарской революции, коммунистической революции.
…Только пролетарская, коммунистическая революция может вывести человечество из тупика, созданного империализмом и империалистическими войнами. Каковы бы ни были трудности революции и возможные временные неуспехи ее или волны контрреволюции,— окончательная победа пролетариата неизбежна.
Из Резолюции 3-го районного сьезда представителей, съехавшихся 10 апреля 1918 г. в с. Гупяй-Попе
Обсудив всесторонне, беспристрастно, без давления какой бы то ни было политической партии вопросы по докладу с мест и по текущему моменту и принимая во внимание, что настоящее положение на Украине и в Великоросса власти политической партии «коммунистов-большевиков», не останавливающейся ни перед какими мерами для убеждения и закрепления за собой государственной власти, с центра вооруженной силой, проводящей свою преступную по отношению к социальной революции и трудящимся массам политику, съезд постановил:
…Мы, съехавшиеся крестьяне, рабочие и повстанцы, еще раз горячо протестуем против подобного насилия и заявляем, что нас такие приказы не пугают. И мы всегда готовы к защите своих народных прав.
…Протестуем против реакционных большевистских приемов, проводимых комиссарами и агентами чрезвычаек, расстреливающими рабочих, крестьян и повстанцев под всякими предлогами, что подтверждается имеющимися у нас данными.
…Чрезвычайные комиссии, предназначенные для борьбы с настоящей контрреволюцией и бандитизмом, превратились в руках большевистской власти в оружие для подавления волн трудящихся и достигли размеров в отдельных отрядах в несколько сот человек с оружием.
Требуем все эти прекрасно вооруженные реальные силы отправить на фронт, распределив их по разным здоровым революционным частям, борющимся с \эйствительно контрреволюцией.
Долой комиссародержавие! Долой чрезвычайки, современные охранки! Долой борьбу партий и политических групп за власть! Долой однобокие большевистские Советы! Да здравствуют свободно избранные Советы трудящихся, крестьян и рабочих!
Из первого приказа П. Н. Врангеля в Севастополе 23 марта 1920 г.
В глубоко.сознании ответственности перед родиной я становлюсь i:o глайэ Вооруженных сил Юга России. Я сделаю все, чтобы вывести армии и флот с честью из создавшегося тяжелого положения. Призываю верных сыне в Родины напрячь все силы, помогая мне выполнить мой долг. Зная доблестные
165
войска и флот, с которыми я делил победы и часы невзгоды, я уверен, что армия грудью своей защитит подступы к Крыму, а флот надежно обеспечит побережье. В этом залог нашего успеха. С верой в помощь Божью приступим к работе…
Вы знаете наше положение, знаете то тяжелое наследство, которое досталось мне, и слышали уже, вероятно, о том новом ударе, который нанесен нам нашими недавними союзниками. При этих условиях с моей стороны было бы бесчестным обещать вам победу. Я могу обещать лишь с честью вывести вас из тяжелого положения.

Добавить комментарий