ПОСЛЕ ХРУЩЕВА… ДО ГОРБАЧЕВА… ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА

Обеспечение политической стабильности. С середины 60-х до середины 80-х гг. в стране наблюдалась относительная внутренняя стабильность.
Она основывалась на стабильности большей части партийной номенклатуры, обеспечившей себе практическую несменяемость. Коммунистическая партия постоянно наращивала свою численность, достигнув к середине 80-х гг. почти 20 млн человек. Большинство мало-мальски значимых должностей могли быть заняты лишь членами партии. Это изменило ее характер. Политическая элита стремилась законодательно закрепить сложившуюся ситуацию.
Увенчать законотворческую деятельность 70-х гг. была призвана принятая в 1977 г. новая Конституция СССР — третья союзная Конституция за 63 года. Подобной частоты смены Основного Закона не знало ни одно крупное государство.
Годы застоя породили свою идеологию. Уже во второй половине 60-х гг. стало ясно, что цели, поставленные Программой КПСС, принятой на ХХП съезде, в намеченные сроки реализовать не удастся. Новому руководству требовалась идейно-теоретическая, пропагандистская основа для своей деятельности. Начинается смещение акцентов с пропаганды целей коммунистического строительства на пропаганду уже достигнутой ступени развития. В 1967 г. Л. И. Брежнев заявил, что главным итогом пройденного советским народом исторического пути является построение развитого социалистического общества. Данная концепция создавала для брежневских теоретиков три важных преимущества: не ставила под сомнение сделанный Сталиным в 1936 г. вывод о построении в СССР основ социализма, не снимала формально лозунга Программы партии, наконец, позволяла отодвинуть обещанную коммунистическую перспективу на неопределенное будущее. Правда, пропаганда развитого социализма не могла ответить на вопросы о нехватке продуктов, товаров широкого потребления, о растущих негативных тенденциях общественного сознания: алкоголизме и спекуляции, коррупции и падении дисциплины, апатии и карьеризме. Но такая цель и не ставилась. Требовалось оправдать все существующее в реальности, показать как наивысшее достижение человеческой цивилизации, а все негативные, кризисные явления свести к «отдельным недостаткам».
Руководство КПСС попыталось предотвратить процесс разложения коммунистического движения в Западной Европе путем навязывания догмы о том, что «реальный социализм» в СССР, Восточной Европе во всех отношениях выше и перспективней в историческом плане, чем рыночное хозяйство и демократические структуры Запада. Результатом такой политики стало падение влияния компартий в ряде стран Западной Европы.
Антидогматические тенденции, проявившиеся в некоторых исторических, философских, экономических исследованиях в 60-е гг., были подавлены. Ряд ученых-обществоведов, пытавшихся с научных позиций анализировать события прошлого и настоящего, был лишен возможности продолжить свои исследования. Догматики опирались не только на мощный идеологический аппарат, но и на значительную часть обществоведов, сделавших научные карьеры на цитировании и послушном комментировании официальных документов.
Идейный догматизм, однако, оказал воздействие на определенную часть населения, которая сформировалась под влиянием пропагандистских установок, нацеленных на восхваление застойных явлений, при отсутствии информации о многообразии социально-экономических процессов в мире. Одновременно шло сначала осторожное, а затем все более открытое оправдание сталинщины. Почти полностью исчезли из упоминания факты репрессий, действия Сталина и его окружения.
Идейная реабилитация сталинщины имела целью создание базы для возвеличивания действовавшего политического руководства, и прежде всего самого Брежнева. Укрепление его личных позиций в руководстве сопровождалось безмерным восхвалением его личности в официальных органах массовой пропаганды, во всех идейно-политических мероприятиях, порождая ответную негативную реакцию населения, проявившуюся в широком распространении антибрежневских анекдотов — неотъемлемой черты массового сознания 70 — начала 80-х гг.
При Хрущеве Брежнев всячески показывал свою личную преданность Первому секретарю ЦК, став одним из ближайших его помощников, причем Хрущев сам называл Брежнева в качестве своего вероятного преемника. В 1964 г. он выступил как один из организаторов смещения Хрущева. Группа руководителей, сместившая Хрущева, считала, что Брежнев — фигура компромиссная, временная, однако он проявил мастерские способности в борьбе за власть. Постепенно сложилось его окружение. С годами сам Брежнев все больше отходил от решения конкретных вопросов. Все это свидетельствовало о начавшемся кризисе в слое высшей партократии. Коррумпированные элементы управленческого аппарата, дельцы «теневой экономики», организованная преступность стали смыкаться друг с другом. О широких масштабах коррупции, организованной преступности, «теневой экономики» большинство советских людей не догадывалось. Раздавались лишь редкие и одиночные голоса честных, здравомыслящих людей, которые, предвидя надвигающуюся катастрофу, спрашивали себя и других: неужели все ослепли?
Несомненно, что Л. И. Брежнев имел определенные заслуги, прежде всего в установлении контактов с лидерами Запада в конце 60 — начале 70-х гг., однако в целом брежневщина оказала на политическую, социально-экономическую и духовную жизнь общества негативное влияние.
После смерти Брежнева в ноябре 1982 г. во главе партии и государства встал Ю. В. Андропов, бывший в течение многих лет руководителем КГБ. В одном из своих первых выступлений на посту Генерального секретаря Ю. В. Андропов признал наличие многих нерешенных проблем, а также то, что «одними лозунгами дело с места не сдвинешь». Но, признавая необходимость перемен, Андропов видел пути их осуществления, не сходя в целом с консервативно-коммунистических позиций.
Андропов считал, что необходимо решительно взяться за наведение порядка и дисциплины на производстве. Развернулась деятельность по восстановлению законности и правопорядка в стране. Начались многие процессы о коррупции в высших эшелонах власти. Разрабатывались планы экономических и политических преобразований. Однако осуществить свои планы Ю. В. Андропову не удалось.
В- феврале 1984 г. Ю. В. Андропов скончался. Активное большинство в политическом руководстве сумело провести на пост Генерального секретаря ЦК КПСС престарелого друга Брежнева К. У. Черненко, к моменту назначения уже тяжело больного. Черненко сделал то, на что не решался даже Брежнев,— восстановил в партии Молотова, на совести которого были незаконные репрессии тысяч людей.
Духовная жизнь: влияние догм, и сопротивление догмам. Изменения в политическом руководстве в октябре 1964 г. вскоре обозначили линию новых руководителей в организации культурного процесса. В 1966 г. Л. И. Брежнев формально выступил против двух крайностей, проявившихся в художественной культуре: «очернительства», с одной стороны, и «лакировки действительности» — с другой. Со временем звучало все больше и больше отрицательных отзывов о тех произведениях искусства, в которых речь шла о трагических страницах прошлого, об острых проблемах настоящего. С конца 60-х гг. начинает ощущаться мощная официальная поддержка тех произведений, которые трактовали политические события предвоенных лет, военную историю в духе возрождавшегося неосталинизма. Многотомные эпопеи, многосерийные фильмы показывали образ спокойного, мудрого человека, принимающего трудные, но всегда верные решения, многочисленных представителей народа, воплощавших эти решения в жизнь. Наряду с этим официально приветствуется выпуск произведений на «производственную» тему, в которых, как правило, герой-новатор, борец за технический прогресс вступал в конфликт с консерваторами и с помощью высокопоставленных партийных работников одерживал над ними победу. Чтобы регулировать тематику художественных произведений, с середины 70-х гг. была введена система государственных заказов, прежде всего в кинематографе. Заранее распределялось, сколько фильмов должно быть поставлено на историко-революционную, военно-патриотическую, морально-бытовую темы.
В художественной жизни возрастало влияние цензурного пресса. Участилась практика запрета
публикации художественных и публицистических произведений, появляются так называемые «полочные» фильмы, т. е. те, которые были сняты, но не допущены на экран по причинам «идеологической невыдержанности» или «элементов формализма». По тем же причинам осуществляется фактический запрет на организацию художественных выставок и исполнение ряда музыкальных произведений. Специальные комиссии давали разрешение на выпуск театральных спектаклей.
Ограничивалось знакомство людей с новинками зарубежной художественной культуры. Издательства, редакции журналов вынуждены были отказаться от публикации переводов произведений ряда западных писателей, известных негативной оценкой некоторых акций советского руководства.
Деятели культуры, пытавшиеся открыто выражать свои сомнения, протесты, становились опасны для административно-бюрократического руко-|водства культурной жизнью и вынуждены были Показаться или в заключении, или за пределами СССР. В 1965 г. были осуждены за публикацию своих произведений на Западе писатели А. Синяв-, ский и Ю. Даниэль. В 1974 г. был лишен советского гражданства и насильственно выдворен из СССР А. И. Солженицын. За границей оказались кинорежиссер А. Тарковский, режиссер Ю. Любимов, писатель В. Некрасов, поэт И. Бродский, виолончелист М. Ростропович и др.
Однако художественная жизнь в 70-е гг. имела и черты разнообразия, которые пытались вносить художники, анализировавшие и прошлое, и современность. Объективно противостояла идеологии неосталинизма, застоя «деревенская» проза. Книги Ф. Абрамова, В. Белова, В. Астафьева, Б. Можаева имели несравненно более широкий смысл, художественно выразительно показывая процесс раскрестьянивания села и в то же время поддерживая веру в неистребимость народной нравственности. Особое место „В искусстве заняли книги и фильмы В. М. Шукшина, s,c его своеобразным видением мира, отразившим перелом в социально-психологическом состоянии миллио-LHOB людей, переходящих от традиционно сельского образа жизни к городскому.
Литература, кинематограф, театр, как бы стремясь уйти от казенно-догматической проблематики, в 70-е гг. стали все больше обращаться к вопросам личной жизни людей, их быта, повседневности. Прежде всего это относилось к быту рядовой городской интеллигенции.
Неожиданное звучание стали приобретать экранизации и театральные постановки классических произведений. И если в конце 60 — первой половине 70-х гг. безусловным лидером на экране и сцене стал А. П. Чехов, пьесы и новеллы которого наиболее соответствовали поискам духовной опоры в период духовного безвременья, то во второй половине 70 — начале 80-х гг. все чаще ставятся и экранизируются пьесы А. Н. Островского. Его персонажи — карьеристы, хапуги, взяточники, бюрократы прошлого века — получали второе рождение, ибо слишком многое, описанное драматургом более ста лет назад, не исчезло, а, наоборот, приобрело новые формы. Использование классики для выражения актуальных проблем стало специфической чертой художественной жизни, попыткой обойти цензурные рогатки, хотя удавалось это далеко не всегда.
И еще одна специфическая черта культуры 60 — 70-х гг.— так называемая «магнитофонная революция». Записи песен, а также сатирических выступлений, воспроизводимые в домашних условиях, практически не поддавались контролю и получили массовое распространение. Непризнаваемые официально, они вошли в быт, сознание миллионов людей. Признанными лидерами здесь были В. Высоцкий, Б. Окуджава, А. Галич и другие, песни которых пользовались популярностью.
Обозначилось реальное противостояние двух культур в обществе: с одной стороны — культуры официально-догматической, стремившейся укрепиться путем-увеличения тиражей своих изданий, фильмокопий, парадных полотен, высоких премий (кульминацией здесь стало вручение Ленинской премии по литературе Л. И. Брежневу за воспоминания, в написании которых он практически участия не принимал); с другой стороны — культуры гуманистической, которая принимала участие в формировании сознания многих людей.
Но противоречивость культурного процесса не ограничивалась только этим. Появляются и укрепляются элементы особой, молодежной культуры, чрезвычайно динамичной и, в свою очередь, противоречивой.
Во второй половине 60-х гг. в стране начинается рост диссидентского движения. Оно получило наиболее широкое распространение среди интеллигенции крупных городов, хотя в него оказались вовлечены и представители других слоев общества. Понятие «диссидентство» включало в себя различные проявления.
Значительным явлением в диссидентском движении являлось правозащитное течение. Правозащитники, имея идеалом правовое государство и гражданское общество, исходили из убеждения, что необходимо добиться выполнения государственными органами СССР хотя бы тех положений Конституции СССР, которые приняты в этом государстве, во абсолютно не выполняются. А ведь свобода слова, печати, собраний, демонстраций была конституционно закреплена. Правозащитники своими действиями стремились показать, что они имеют право открыто говорить, демонстрировать и что это не противоречит закону. Среди акций правозащитников в Москве были молчаливые демонстрации в День Конституции, организации пресс-конференций и издание листовок, газет, сборников (в основном машинописных), в которых вскрывались нарушения прав человека в СССР. Так появились «самиздат» и «тамиздат». С их помощью можно было познакомиться как с текущими событиями, так и с работами по философии, истории, праву, с запрещенными произведениями поэзии и прозы. В деятельности правозащитников раскрывалось положение заключенных, преследование за убеждения, использование психиатрии как средства политического подавления. Признанным духовным лидером -правозащитного движения стал А. Д. Сахаров.
Идеологические службы КГБ не только активи-5 Пировали действия против диссидентов, но и попы-«Чшшсь поставить под контроль сотни тысяч «сомнительных в идеологическом отношении» граждан. В уголовное законодательство были внесены изме-
нения репрессивного характ, а. Люди попадали в заключение за хранение книг М. Булгакова и А. Платонова. Активисты же правозащитного движения все прошли через тюрьмы, лагеря, «психушки».
Мужественную борьбу за свободу слова и нравственное освобождение общества от тоталитарно-коммунистического господства вел А. И. Солженицын. Его книга «Архипелаг ГУЛАГ» стала сильнейшим ударом по теории, истории и практике тоталитарного режима.
В диссидентстве был влиятелен элемент борьбы за национальное освобождение. Заметную роль играли активисты украинского национального движения, Прибалтики, Кавказа. Особое место занимала проблема реабилитации и восстановления прав народов, репрессированных в годы войны.
К оппозиции примыкали и религиозные течения, находившиеся под запретом: христианские, мусульманские, иудейские и т. п. Большое внимание привлекала борьба за свободу передвижения, въезда и выезда из СССР, свободы эмиграции (прежде всего еврейской и немецкой). Пользуясь абсолютным контролем над средствами массовой информации, партийно-репрессивные органы пытались оболванить население, изображая политических оппозиционеров как изменников Родины.
В целом политическая оппозиция (в которой были разные по характеру и взглядам люди и в которой были не только свои герои, но и свои предатели) сыграла определенную роль в размораживании сознания многих людей.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из доклада Л. И. Брежнева на XXVI съезде КПСС (февраль 1981 г.)
Товарищи! На XXV съезде был сделан вывод о том, что в период развитого социализма роль партии в жизни общества возрастает. Прошедшее пятилетие показало: вывод этот безусловно верен. Именно теперь, в свете впечатляющих достижений советского народа, еще глубже воспринимается известная ленинская формула: партия — ум, честь и совесть нашей эпохи. (Аплодисменты.)
Вместе с развитием нашего общества, изменением его социально-политического и культурного облика растет, крепнет, мужает партия коммунистов…
Из Памятной записки А. Д. Сахарова Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу (5 марта 1971 г.)
…Я стремился к наиболее полному изложению своих мыслей, хотя и отдавал себе отчет о том, что некоторые из тезисов представятся неприемлемыми, а некоторые представятся неинтересными, малозначительными.
1. Начиная с 1956 г. в нашей стране осуществлен ряд важных мероприятий, устраняющих наиболее опасные и уродливые черты предыдущего этапа развития советского общества и нашей государственной политики. Однако одновременно имеют место определенные негативные явления — отступления, непоследовательность и медлительность в осуществлении новой линии. Необходима выработка четкой и последовательной программы дальнейшей демократизации и либерализации и осуществление ряда неотложных первоочередных шагов. Этого требуют интересы технико-экономического прогресса, постепенного преодоления отставания и изоляции от передовых капиталистических стран, благосостояния ‘/ широких слоев населения, внутренней стабильности и внешней безопасности нашей страны…
Следует отметить обострение национальной проблемы, сложность взаимоотношений партийно-государственного аппарата и интеллигенции, взаимоотношений основной массы трудящихся и привилегированной группы и «начальства», к которому более отсталые слои трудящихся нередко относят силу традиционных предрассудков главным образом интеллигенцию. Внешняя политика нашей страны не всегда является достаточно реалистичной. Необходимы кардинальные решения для предупреждения возможных осложнений.
Из речи Ш. Р. Рашидова по случаю приезда Л. И. Брежнева в Узбекистан
Это счастье, что в наше сложное время партию и государство возглавляет такой прозорливый, мудрый, беспредельно преданный идеям коммунизма человек… Трудящиеся нашей республики безмерно счастливы… наш дорогой Леонид Ильич… Ваш труд — в индустриальных гигантах республики, в ее рукотворных морях и реках, в растущем благосо-
стоянии народа. Выполнение ваших указаний было, есть и будет делом чести и высокой ответственности для коммунистов, всех трудящихся республики…
Из письма Иосиф* Бродского Л. И. Брежневу 4 июня 1972 г.
…Мне горько уезжать из России. Я здесь родился, вырос, жил, и всем, что имею за душой, я обязан ей. Все плохое, что выпало на мою долю, с лихвой перекрывалось хорошим, и я никогда не чувствовал себя обиженным Отечеством. Не чувствую и сейчас.
Ибо, переставая быть гражданином СССР, я не перестаю быть русским поэтом. Я верю, что я вернусь: поэты всегда возвращаются: во плоти или на бумаге… От зла, от гнева, от ненависти — пусть именуемых праведными — никто не выигрывает.
Из работы А. Солженицына «Жить не по лжи!» (1974 г.)
Наш путь: ни в чем не поддерживать лжи сознательно! Осознав, где граница лжи (для каждого она еще по-разному видна),— отступиться от этой гангренной границы! Не подклеивать мертвых косточек и чешуек Идеологии, не сшивать гнилого тряпья,— и мы поражены будем, как быстро и беспомощно ложь опадет, и чему надлежит быть голым — то явится миру голым.
Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остается ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих и современников.

Добавить комментарий