ПОСЛЕ ХРУЩЕВА… ДО ГОРБАЧЕВА.. СТАБИЛЬНОСТЬ И БОРЬБА НА МИРОВОЙ АРЕНЕ

Внешняя политика: цели и методы. Политическое руководство страны во главе с Брежневым обеспечивало следующие важные, по его мнению, внешнеполитические приоритеты: достичь силового равновесия с блоком НАТО, изолировать Китай, завоевать прочные позиции в странах «третьего мира», скрепить постоянно находившийся под угрозой кризиса «социалистический лагерь». На выполнение этих задач были брошены все имеющиеся экономические, политические и военно-технические ресурсы. Рубеж конца 60 — начала 70-х гг. обозначили новые реальности в международном положе-нии Советского Союза. Исторической реальностью Ловилось установление военно-стратегического равенства (паритета) между СССР и США, Организацией Варшавского Договора и Организацией Североатлантического Договора (НАТО). Это равновесие объективно укрепило международный мир, хотя и крайне непрочно. Количество ядерного оружия переросло все мыслимые пределы. Стратегия устрашения стала абсурдной, грозя взаимоуничтожением. Мир рассматривался как двухполюсная конструкция через призму противостояния ракет СССР и США. Однако при этом обе страны заявляли о неприменении первыми ядерного удара.
Такая ситуация создавала уникальную возможность для радикального изменения международных Отношений, для ослабления угрозы термоядерного конфликта, для ограничения и сокращения во-, оружейных сил и вооружений, для установления доверия между всеми странами. Как же зга возможность была использована руководством нашей страны?
Практическими шагами на пути разрядки явилось подписание в 1968 г. Советским Союзом, США И Великобританией Договора о нераспространении ядерного оружия, в 1971 г.— Договора о запрещении размещения ядерного оружия на дне морей и -океанов и в их недрах, а также других видов массового поражения.
Переход от конфронтации и международной напряженности между СССР и США к поискам совместных решений означал крутой поворот в международных отношениях. Несмотря на годы «холодной войны», опыт совместного военного и экономического сотрудничества во второй мировой войне оставался в памяти советского и американского народов. Установление линии прямой связи между Москвой и Вашингтоном (а также Лондоном и Парижем) дополнилось рядом принципиальных договоренностей и соглашений. Были подписаны «Основы взаимоотношений между СССР и США», соглашения по ограничению гонки вооружений, по мирному использованию атомной энергии в области сельского хозяйства, транспорта, науки, техники, культуры, образования, здравоохранения, строительства и т. п. Особую роль в укреплении международных отношений сыграло «Соглашение о предотвращении ядерной войны», в котором впервые было сформулировано положение, что в ядерной войне не может быть победителей.
Безусловно, что обе «великие державы» продолжали преследовать свои особые цели. США считали, что консервация или даже некоторое снижение уровня военного противостояния не изменит главного: истощения ресурсов СССР в гонке вооружений. Брежневское руководство, приложив гигантские усилия для достижения ядерного паритета, использовало его как инструмент скрепления «социалистического лагеря», как мощный пропагандистский фактор.
Отдельные договоренности периода разрядки международной напряженности середины 70-х гг. (например, подписанный в 1972 г. в Москве президентом Р. Никсоном и Л. И. Брежневым Договор об ограничении стратегических вооружений — ОСВ-1) не смогли полностью изменить атмосферу недоверия и военных приготовлений, тем более что в практической деятельности как американскому, так и советскому руководству не всегда хватало реалистического видения сложного, противоречивого мира. После многолетних переговоров подписанный в 1979 г. Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2) так и не вступил в действие. Стороны начали взаимно обвинять друг друга в его нарушении. Поводом для отказа от ратификации американская сторона объявила введение советских войск в Афганистан.
В этот период произошло дальнейшее расширение сотрудничества Советского Союза с другими развитыми капиталистическими странами. Особое значение для упрочения международной стабильности имело мирное урегулирование территориальных вопросов.
В начале 70-х гг. канцлер ФРГ В. Брандт от имени своей страны заключил договоры с СССР, Польшей, ГДР, Чехословакией об основах взаимоотношений, в которых признавалась территориальная и социально-экономическая нерушимость государственных границ, сложившихся в Европе после второй мировой войны. Было заключено четырехстороннее соглашение (СССР, США, Великобритания и Франция) по урегулированию статуса Западного Берлина. Тем самым на основе разумного компромисса была разрешена одна из самых сложных проблем европейской безопасности.
Однако эти компромиссы носили вынужденный характер, закрепляя послевоенный раздел Европы на две части. Многие аналитики Запада исходили нз того, что внутренняя неустойчивость в восточноевропейских странах неизбежно уведет их в сторону от коммунистических режимов без внешнего вмешательства. Советские же руководители и политики были довольны тем, что Запад признал их право оказывать влияние на Восточную Европу в выгодном им духе.
Этот компромисс был закреплен на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе. В Совещании участвовали руководители и представители 83 европейских стран, а также США и Канады. 1 августа 1975 г. в Хельсинки (Финляндия) был подписан Заключительный акт Совещания. Основа его — Декларация принципов, которыми государства должны руководствоваться во взаимных и межгосударственных отношениях. Вот эти принципы: суверенное равенство; взаимный отказ от применения силы или угрозы силой; нерушимость границ, территориальная целостность государства; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество между государствами; добросовестное выполнение обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм права.
Все же эта беспрецедентная в истории встреча стала событием огромного международного значения. Она заложила основы перехода к новому этапу разрядки напряженности, явилась важным шагом на пути закрепления принципов мирного сосуществования и налаживания отношений равноправного сотрудничества между различными государствами.
Официальная пропаганда пыталась использовать это в своих целях. Л. И. Брежневу, плохо разбиравшемуся в сложных хитросплетениях международной политики и не владевшему всеми тонкостями дипломатии, в тот период советской прессой было присвоено громкое звание «архитектора разрядки».
И все же главное состоит в том, что в стране был создан мощнейший военно-промышленный комплекс. Более того, вполне вероятным будет предположение, что существование ВПК как в США, так и в СССР было до определенного времени выгодно обеим сторонам. Это — и огромные военные заказы, и стабильные рабочие места. Наконец, существование «биполярного мира» на какой-то срок позволило держать в русле политики великих держав их союзников.
Этой же цели служило создание в стране мощного океанского флота, оснащенного ядерным оружием.
В 70-е гг. были заложены основы широкого сотрудничества различных государств в новых исторических условиях. Но результаты такого сотрудничества могли быть более существенными, если бы к успехам разрядки, было проявлено ответственное и серьезное отношение как со стороны Запада, так и со стороны советского политического руководства. В этот период продолжались и секретные акции в оборонной сфере, противоречившие публичным декларациям. Классическим примером необоснованной секретности явилась проблема химического оружия. Советским дипломатам и военным специалис-
там приходилось уклоняться от прямого ответа на вопрос, имеет Советский Союз химическое оружие или нет (хотя на самом деле оно имелось).
Уязвимым местом советских мирных инициатив было отстаивание принципа самоконтроля за вооружениями. Такой подход не пользовался широкой международной поддержкой, поскольку наши партнеры по переговорам выдвигали требования обязательных международных инспекций.
Разрядке в политической сфере международных отношений предшествовало и значительно ее укрепляло улучшение торгово-экономических связей между социалистическими и капиталистическими государствами. В 60-е — начале 70-х гг. был заключен целый комплекс соглашений по расширению торговых, экономических, финансовых связей, научно-технического сотрудничества, широких обменов в области культуры и образования. Однако основную долю нашего экспорта в другие страны продолжали составлять топливно-энергетические ресурсы (нефть, газ, уголь), лес, минеральное сырье (до 80% ), а доля машин, оборудования, готовых изделий не превышала 5%. Полученные средства использовались нерационально, в основном на закупку зерна в огромных количествах (а в это время почти столько же теряли внутри страны), продовольствия и потребительских товаров, а использование импортируемой техники по назначению часто оказывалось не обеспеченным внутри страны.
Так со времен сталинского «большого скачка», когда для приобретения техники на Запад шли эшелоны с зерном и топливом, лесом и рудой, СССР не смог выйти из состояния «сырьевого придатка» Запада. Тоталитарный режим, декларируя взаимовыгодный экономический обмен, не смог наладить производство конкурентоспособных товаров.
СССР и государства Восточной Европы. В большинстве стран Восточной Европы назревали, а в чем-то шли быстрее, кризисные явления в политической и экономической жизни. Советская тоталитарная модель переставала работать и там. Однако партийно-государственное руководство СССР делало
все, чтобы удержать их в своей орбите, используя для этого родственное по духу партийно-государственное руководство стран Варшавского Договора.
В случае же, когда возникала «угроза социалистическим завоеваниям» и какая-то из стран грозила выпасть из сферы влияния руководителей СССР, принимались и военно-политические меры.
В 1968 г. в Чехословакии начался процесс обновления, отказа от деформированного социализма, несшего на себе все черты сталинской модели. Реформы начала часть руководителей Компартии Чехословакии во главе с А. Дубчеком под лозунгом построения «социализма с человеческим лицом». Первоначально советское руководство приветствовало «Пражскую весну». Однако вскоре в советской печати стали появляться статьи, в которых высказывались опасения, не приведет ли бурный процесс обновления в Чехословакии к отказу от социалистических принципов. Резко негативную оценку в пропаганде получили широко использовавшиеся в чехословацкой прессе понятия «плюрализм», «разнообразие моделей социализма», которые расценивались как отход от советской модели.
21 августа 1968 г. части Советской Армии перешли границу ЧССР. Вместе с ними были части ГДР, Польши, Венгрии, Болгарии. Это была агрессивная акция против суверенной страны.
Самым негативным наследием сталинско-бреж-невской эпохи в отношениях с народами Восточной Европы стало духовное отдаление от СССР даже в тех странах, которые издавна имели крепкие связи с Россией.
Настоящей «головной болью» для Брежнева и его окружения стала «китайская проблема».
В этот период продолжали углубляться разногласия между руководством Советского Союза и Китайской Народной Республики, вызванные в основном субъективными причинами. Разрыв отношений на всех уровнях и практически во всех сферах сотрудничества осложнялся пропагандистскими обвинениями друг друга, хотя идеологические разногласия не должны были влиять на политическое и экономическое сотрудничество двух социалистических стран. Ситуация усугубилась вооруженными кон-
фликтами на границе с Советским Союзом (1969). Наиболее крупным из них стало вооруженное столкновение в районе о-ва Даманский на р. Амур (ныне, после маркировки границы, отошедшем к Китаю). В результате этого на Дальнем Востоке и советско-китайской границе была сконцентрирована немалая часть Вооруженных Сил СССР, что объективно дестабилизировало обстановку в этом регионе.
Более того — в военно-политическом руководстве страны вызревала идея неизбежности войны с Китаем. В мире распространялись слухи о неизбежности превентивного ядерного удара по Китаю. Сами попытки сближения с США имели цель не допустить их сближения с Китаем.
Во время кровопролитной войны во Вьетнаме, достигшей своей кульминации в конце 60 — начале 70-х гг., СССР оказал значительную военно-техническую, материальную помощь Демократической Республике Вьетнам, подвергшейся массированным бомбардировкам американской авиации. Если период 60 —середины 70-х гг. был отмечен значительной международной активностью, то с конца 70-х до конца 80-х гг. разрядка сменилась новым туром гонки вооружений, еще невиданной в истории человечества. Мир подошел к одному из самых опасных рубежей военной конфронтации. Почему такое произошло?
К середине 80-х гг. совершенствование ядерного и обычного оружия достигло критической отметки. Эта подлинная революция в технике вооружений привела к возможности уничтожения человеческой цивилизации,- причем скопившиеся запасы ядерных вооружений способны были уничтожить все живое на Земле от 15 до 60 раз.
Наращивание ядерного оружия привело к невозможности его использования. Если бы кому-нибудь взбрело на ум его применить, то не было бы необходимости в ответном ядерном ударе. Он бы умер медленной смертью от последствий собственных взрывов ядерного оружия даже не на своей, а на чужой территории.
Итак, в конце 70 — начале 80-х гг. сложившиеся реальности ядерного века требовали новых подходов в международных отношениях как со СТОРО-
ны Советского Союза, социалистических стран, так и со стороны Соединенных Штатов Америки, капиталистических стран. Этого не произошло. Почему?
Развитие событий пошло по пути нагнетания страха, уничтожения доверия, подрыва достижений разрядки. Обострение отношений сопровождалось опасным и дорогостоящим взлетом гонки вооружений.
Одной из причин обострения международной напряженности явилась политика, в основе которой лежала стратегическая концепция «ядерного сдерживания» США и СССР. Она оправдывала непрерывную гонку вооружений, в конечном счете и саму возможность ядерной войны.
Помня о невероятно высокой цене за свою свободу и независимость в годы Великой Отечественной войны, многие граждане нашей страны были искренни, когда заявляли, что для обеспечения безопасности ничего не пожалеют. Они осознанно шли на определенные лишения и трудности во имя достижения военно-стратегического равенства с США, обеспечения своей безопасности. И это было сделано. Другое дело, что безопасность понималась как наращивание военной силы и вооружений.
Серьезным подрывом доверия к Советскому Союзу, его мирным устремлениям явилось решение о введении советских войск в Афганистан (декабрь 1979 г.). Спецчасти КГБ захватили дворец X. Амина, президента Афганистана, достаточно лояльно настроенного к СССР, но подозреваемого в симпатиях к Китаю. Амин был убит. Посаженный с советской помощью президент Б. Кармаль одобрил ввод советских войск соответствующим «приглашением». Такое непродуманное решение было принято келейно лишь несколькими членами советского руководства во главе о Брежневым. Об этом даже некоторые члены правительства узнали из газет, не говоря уже обо всем народе. Решительно против выступил академик А. Д. Сахаров. В открытом письме Президиуму Верховного Совета СССР, его Председателю Л. И. Брежневу он писал о своей ответственности как гражданина за эти трагические события, когда гибнут советские солдаты и афганское населе-
ние. Он подчеркивал, что афганские события «кардинально изменили политическое положение в мире. Они поставили под удар разрядку, создали прямую угрозу миру не только в этом районе, но и везде…». Академик Сахаров требовал вывода советских войск из Афганистана и решения этой проблемы в ООН. Ответом брежневского руководства на это честное и страстное письмо явилась административная ссылка А. Д. Сахарова из Москвы в Горький. В этой необъявленной войне погибло более 15 тыс. советских солдат, 35 тыс. было ранено, более 300 пропали без вести или попали в плен. Общие потери афганского народа составили около 1 млн человек.
Другим просчетом советской внешней политики явилось решение о размещении ракет среднего радиуса действия в Европе. Принятое в середине 70-х гг., оно резко дестабилизировало обстановку и стратегическое равновесие.
Американские же политики, и прежде всего президент США Р. Рейган, умело подогревали страхи политического руководства брежневской поры, чтобы включать его в новые витки конфронтации, представлять нашу страну «империей зла». В ответ на призыв Запада не размещать эти ракеты советское военное и политическое руководство, наоборот, объявило об их модернизации, что создавало определенные преимущества на европейском направлении. Вместо переговоров, которые начались, последовал по решению руководства во главе с Андроповым уход с переговоров. В результате страна оказалась втянутой в изнурительную гонку вооружений, что существенно отразилось на социально-экономическом развитии Советского Союза и на его международном авторитете. На этом фоне наша традиционная политическая и общественная деятельность в пользу мира и разоружения потеряла свою убедительность. Тем более что во второй половине 70 — начале 80-х гг. СССР в той или иной форме принимал участие в вооруженных конфликтах в Автоле, Эфиопии, Сомали, Йемене, вооружал «прогрессивные» с точки зрения советского руководства режимы в Ираке, Ливии и ряде других стран, не пользовавшихся высокой репутацией.
ДОКУ МВПЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из заявления ТАСС в связи с оказанием социалистическими странами неотложной помощи ЧССР
ТАСС уполномочен заявить, что партийные и государственные деятели Чехословацкой Социалистической Республики обратились к Советскому Союзу и другим союзным государствам с просьбой об оказании братскому чехословацкому народу неотложной помощи, включая помощь вооруженными силами…
Советские воинские подразделения вместе с воинскими подразделениями названных союзных стран 21 августа вступили на территорию Чехословакии. Они будут незамедлительно выведены из ЧССР, как только создавшаяся угроза завоеваниям социализма в Чехословакии, угроза безопасности стран социалистического содружества будет устранена и законные власти сочтут, что в дальнейшем пребывании там этих воинских подразделений нет необходимости.
Из воспоминаний 3. Млынаржа, секретаря Компартии Чехословакии в 1948 г.
«Вы творите в своей внутренней политике,— заявил Л. И. Брежнев,— все, что вам заблагорассудится, в том числе и то, что нам не нравится, и не слушаете добрых советов. А между тем вашу страну освободил советский солдат. Нам далось это ценой больших потерь, и мы не двинемся отсюда. Границы этих земель — это и наши границы… Именем павших во второй мировой войне, которые погибли и за вашу свободу, мы вправе послать к вам свои войска, чтобы чувствовать себя в наших общих границах в полной безопасности. Угрожает вам кто-то или нет — не имеет значения, это дело принципа, от внешних обстоятельств оно не зависит. Так повелось со времен второй мировой войны, и так будет на вечные времена…»
А. Д. Сахаров р советском обществе 70-х гг. (1975 г.)
Современное советское общество, как я думаю, наиболее кратко следует охарактеризовать как «общество государственного капитализма», то есть строя, отличающегося от современного капитализма западного типа полной национализацией, полной партийно-правительственной монополией в области экономики — а тем самым и в области культуры, идеологии и в других основных областях жизни.
Полная государственная монополия, как отмечают многие авторы, неизбежно оборачивается несвободой, вынужденным конформизмом. Ведь каждый полностью зависит от государства. В критические периоды несвобода рождает террор, в более спокойные — власть бездарной бюрократии, серость и апатию…
Несомненно, нет у нас самой высокой в мире производительности труда, нет даже надежды догнать по этому показателю передовые капиталистические страны в обозримом будущем. Налицо постоянная милитаризация экономики, невиданно высокая для мирного времени — тяжелая для населения и опасная для всего мира. Налицо хроническое экономическое перенапряжение, отсутствие резервов — это при наших-то природных ресурсах — черноземе, угле, нефти, лесе, климатическом разнообразии, низкой плотности населения…
Как же государство распоряжается присвоенными им благодаря искусственно заниженной зарплате гигантскими средствами? Они идут, конечно, в значительной доле на расширенное воспроизводство, а также в столь же большой доле на гигантские военные расходы, на финансирование тайной и явной экспансии во всех частях света — от Ближнего Востока до Латинской Америки, на обеспечение более высокого уровня жизни привилегированных слоев общества, на покрытие дорогостоящих нелепостей бюрократического стиля руководства. Некоторая доля присвоенных государством средств возвращается на социальные нужды — в частности на пенсии, медицину, образование, которые, таким образом, никак не могут считаться бесплатными…
Чрезвычайно существенно, что наше общество ни в коей мере не является обществом социальной справедливости. Хотя соответствующие социологические исследования в стране либо не производятся, либо засекречены, но можно утверждать, что уже в 20—30-е гг. и окончательно в послевоенные годы в нашей стране сформировалась и выделилась особая партийно-бюрократическая прослойка — «номенклатура», как они себя сами называют, «новый класс», как их назвал Джилас. У этой прослойки свой образ жизни, свое четко определенное положение в обществе — «хозяина», «головы», свой язык и образ мыслей. Номенклатура фактически неотчуждаема и в последнее время становится наследственной. Благодаря сложной системе тайных и явных служебных привилегий, а также связей, знакомств, взаимных «одолжений», благодаря большей зарплате эти люди имеют
возможность жить в гораздо лучших жилищных условиях, лучше питаться и одеваться (часто за меньшие деньги в специальных «закрытых» магазинах, или за валютные сертификаты, или с помощью заграничных поездок — в наших условиях — особой, высшей формы награды за лояльность)…
Справедливости ради следует заметить, что нынешнее «брежневское» руководство страны, относясь формально более чем холодно ко всему, что связано с именем Хрущева, на деле усвоило существенную часть позитивных начинаний той эпохи, никак не афишируя этой преемственности и проявляя большую осторожность. Но кое-что при этом было утеряно. А самое главное, развитие событий шло все эти годы по объективным законам социалистической системы, мало поддающимся коррективам и сверху и снизу, и все более выявляло несоответствие между основами системы и требованиями современности.

Добавить комментарий